Дом, в котором...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дом, в котором... » Жители Дома » Тебе потребуется клубок


Тебе потребуется клубок

Сообщений 1 страница 2 из 2

1


I. Дом:


https://pp.vk.me/c624426/v624426788/37863/afRyxc8ePME.jpg

✔ Кличка: Лабиринт

✔ Возраст: 17 лет

✔ Стая, комната: Змеи, восьмая


✔ Информация о персонаже: Когда-то Лабиринт был для всех Денисом. И Денис никогда не придает значения тому, где и как он живет и почему так вышло. Есть крыша над головой, есть кровать, мягкая и теплая, кормят сытно, каждый день - все хорошо. Можно жить и не задумываться ни о чем, тем более о том, чего так и не случилось. Ну, отказник, и ладно. Не смертельно, жить можно. Убиваться по этому поводу точно не стоит. Так уж вышло, и смысл что-то спрашивать и узнавать что-либо о родителях, если ты им не нужен? Однажды приходила тетка, посмотрела, апельсин дала - и все. Нужно ли было кидаться ей на шею, восторженно визжать и просить забрать, пятилетний Денис не знает. Думает, что нет. Первые пять лет его жизни она не появлялась. Нужны ли такие родственники? Денис не задумывается об этом, а идет собирать пазл. Кусочек к кусочку, разложить, перевернуть все части, сравнить и собирать, собирать... Так проще и понятнее, чем сожалеть о несбывшемся и мечтать о семье. Денис не хочет, чтобы его забирали, ему и здесь было хорошо. В детском доме есть друзья и уже знакомые воспитатели, зачем ему нужны кто-то еще, тем более те, кого нужно вроде как любить, уважать и боготворить? Зачем все это? Денис совсем не уверен, что это нужно и очень странно смотрит на лица тех, кого забирают.

- Куда они уходят? – теребя в руках плюшевого зайца, спрашивает воспитательницу Денис.
- За ними пришли мама и папа, - улыбается она, - Не бойся, и за тобой придут.
Маленький Денис опускает голову и смотрит исподлобья вслед уходящим. Он совсем не уверен, что хочет куда-нибудь.

Потом все меняется. Оказывается, взрослые требуют, чтобы все ночью спали потому, что организму нужно отдыхать. И то, что в сумраке видно плохо, а в темноте совсем ничего не видно – не правильно. И взрослых это беспокоит, они часто-часто водят его по разным врачам, а потом и вовсе отправляют куда-то. Денис не понимает зачем. Ему не нравятся его новые друзья. Они странные… Другие. Некоторые из них не слышат, другие – не говорят. Денис не понимает, как такое может быть. А потом – привыкает. Через полгода он знает их всех, только его пугает, что видит он хуже. А еще его настораживает, что отсюда мало кого забирают, но это его успокаивает: значит, и его не заберут. Он никуда не хочет, ему и здесь теперь хорошо.
Но потом приходит воспитательница и, нежно гладя Дениса по волосам, говорит, что за ним пришли. Рука у воспитательницы легкая и очень вкусно пахнет, но Денис пугается. Зачем ему куда-то? Он уже привык быть здесь, и ложиться раньше, чем станет совсем темно. Ходить, ориентируясь на звуки, и хорошо запоминать расположение предметов, чтобы не сносить их на своем пути. Зачем ему уезжать? Там другие звуки, и предметы другие, и стоят они не там. Да и люди тоже другие, а еще их надо будет любить, обязательно любить, а Денис не уверен, что сможет.  Взрослым не нравится такая его апатия. Им не нравится его нежелание адаптироваться сразу, им не нравится его отстраненность. Потом, в разговоре взрослых о слышит, что " с ним может быть трудно". Он не уверен в этом.

- Здравствуй, Денис, помнишь меня? – в комнату входит женщина в черном строгом пальто. Лицо у нее печальное, а движения – усталые.
Нет, десятилетний Денис ее не помнит, но пальто ему нравится. А женщина улыбается и треплет его по волосам. Говорит, что его тетя, что навещала его давно, дает апельсин. Денис отрицательно качает головой - все равно не помнит, но безропотно позволяет себя увести. Тот апельсин он помнит, а потому верит. Да еще и деваться некуда.

Новый дом был светлым и уютным, пусть и небольшим. Маленький домик за городом, рядом с лесом. По утрам летом слышно птиц, а в окно игриво заглядывает солнце. Нет, здесь лучше, чем было до этого. Денис начинает понимать, почему все хотели, чтобы их забрали. Здесь у Дениса кровать мягче, и спать позволяют дольше. А еще можно включать те передачи, которые хочется. Учителя сами приходят, даже не надо идти по серому коридору, только запоминай, записывай и повторяй, попивая из кружки теплое молоко. А новые знакомые, его ровесники, странные и интригующие. Только доверять им Денис не хочет. Они слишком странные для того, чтобы считать их друзьями. Близкими они ему никогда не станут. Так, только чтобы не сойти с ума от одиночества. Он хочет с ними бегать и лазать по деревьям, купаться в озере и воровать собственные же яблоки. Только ему не нравится, когда спрашивают, почему он уходит рано и никогда не остается до темноты. На это Денис огрызается, плюется ядом и уходит. Нет, не обижается, просто ему не нравятся эти расспросы. Тогда он учится отвечать на один вопрос тремя разныи ответами, это становится его не самой приятной привычкой. Но ему неплохо. И еще ему не нравится, когда тетя начинает поучать его или – еще хуже – трогать его вещи. Это выводит Дениса из себя. Он единственный, кто может трогать его вещи. И убирается он у себя всегда сам, устраивая настоящий скандал, если кто-то все же касается его вещей.

- Не смей. Трогать. Мои. Вещи! – почти кричит шестнадцатилетний Денис, размахивая перед носом тети собственной курткой.
- Деня… - в который раз непонимающе начинает она, но замолкает.
Денис хочет успокоится, он, прыгая на одной ноге, быстро-быстро шнурует последний кроссовок и, едва накинув на плечи куртку, бежит по лестнице вниз.
- Ну что ж все так сложно… - обреченно провозглашает тетя, облокачиваясь на стену.
Ее сестра испугалась ответственности, бросила ребенка, а потом и вовсе уехала в другую страну. А она не смогла - забрала мальчика к себе. Он так похож на мать: такие же светлые волосы, такие же глаза. Жаль, ее сестра не знает, как сын на нее похож. А, может, и к лучшему, что не знает. Он бы не выдержала известия, что ее сын не видит в темноте, и зрение у него садится.
- А тебя предупреждали, что я «трудный», - мстительно напоминает Денис, громко хлопая дверью.
Нет, далеко он не пойдет. Так, на крыльцо выйдет и нервно закурит, пытаясь дышать глубоко и ровно. На улице ночь. Свет, падающий из окна, дает лишь возможность увидеть саму сигарету, да и ту искривленную и неправильного цвета. Денис вздыхает и закрывает глаза. Лучше уж ничего не видеть, чем видеть так.

А потом у него начинает болеть голова. Сильно, однобоко. Хочется выть и крушить все, вот только от звуков еще хуже. Проклятая мигрень. Денис зарывается в подушки и жалобно воет. Лучше не становится, наоборот, еще хуже, но на душе уже легче. Денис медленно считает про себя, извиваясь на собственной кровати и жмуря глаза. Еще чуть-чуть, и боль уйдет.
...В одно утро тетя сует ему в руки буклет. Денис недоверчиво поднимает глаза на тетю, потом возвращается к буклету.
«Дом».
Странное название, но Денису все равно. Вчера тетя очень долго ему объясняла и рассказывала все, переживая и путаясь, совсем не понимая, почему чувствует вину. Не столько свою, сколько сестринскую. Сейчас она особенно остра: сестра сначала отказалась от мальчика, а теперь она сама ссылает его в интернат. А Денис не против. Надо, значит надо. Он просто идет паковать вещи.

- Сюда? – кивает семнадцатилетний Денис на серое строение. Не сказать, что оно вдохновляет, но он согласен. К тому же, это не на долго.
- Да, - едва шепчет тетя.

Дом странный и яркий. Он поглощает своей многогранностью, гипнотизирует своими порядками. Денис никуда не лезет, только наблюдает. Озадачивается, когда имя уходит в прошлое, а на его место приходит кличка – Лабиринт.
Змеи – теперь они его семья. Лабиринт не хочет родниться, он держится на расстоянии, всегда готовый ринуться на помощь члену своей семьи. Его не все любят, он многих напрягает. Говорит кратко и неинформативно, а вместо слов сочувствия с губ слетает ехидный комментарий. Лабиринт не специально, просто он так привык, и все это, кажется, понимают, прощают, хотя и мечтают иной раз удушить. Но Змеи лучшие из всех, кого он знал. Даже будучи не самым любимым в их клубке, он наслаждается каждым мгновением, проведенным среди них. Как и каждым мгновением, проведенным в Доме. Дом яркий и таинственный, он увлекает, и Лабиринт часами напролет может рассматривать кричащие стены, читать надписи на них. Ему нравится изучать Дом. В нем есть что-то, чего так просто Лабиринту не понять.
По крайней мере, Лабиринт даже представить не мог, что когда-нибудь обнаружит в себе полуночника. С его-то диагнозом! Но, тем не менее, если есть возможность и свет, то он с удовольствием почитает, если же нет, Лабиринт будет просто сидеть в темноте и слепо поворачивать голову на шум. Когда не можешь видеть, пусть и в определенных обстоятельствах, против воли начинаешь слышать лучше. Но это не любит уже сам Лабиринт. Такое сидение редко дает какие-то плоды, кроме жуткого желания спать в течение дня. С другой стороны, Лабиринт научился именно благодаря этому «держать себя в руках», как это люди называют. Не зевать и не шататься, даже когда мозг совсем отключается. Не кричать, если его разбудят днем. Он считает, что это хорошо, полезное умение. Так к тебе точно никто не заглянет в душу, а Лабиринт ценит личное пространство и собственность и не переносит, когда берут его вещи. Если что-то нужно, то проще его предупредить - он навряд ли откажет - чем потом слушать нотацию о чужой собственности. Змеи это поняли сразу, и он им за это благодарен.

✔ Заболевание: Врожденная никталопия (куриная слепота)— патологическое состояние, при котором затрудняется или пропадает способность видеть в темноте.
Мигрень - неврологическое заболевание, наиболее частым и характерным симптомом которого являются эпизодические или регулярные сильные и мучительные приступы головной боли в одной (редко в обеих) половине головы. При этом отсутствуют серьёзные травмы головы, инсульт, опухоли мозга, а интенсивность и пульсирующий характер болей связывают с сосудистой головной болью, а не с головной болью от напряжения.

✔ Внешность: Прототип - Jamie Campbell  Bower
Чистое, тщательно протертое Лабиринтом зеркало в туалете услужливо отражает в себе бледного подростка с черти как подстриженными светлыми волосами. Иногда самому Лабиринту кажется, что он стрижется на спор у пьяного парикмахера, но сам же прекрасно знает, что это не так. Просто так выходит: волосы не хотят его слушаться. Висят вокруг худого скуластого лица, лезут в серо-голубые  глаза, выпадают из куцего хвостика. Порой Лабиринт начинает подозревать, что у его волос какая-то собственная, отдельная от него, жизнь, в которой его желания и потребности не особо-то учитываются.
Лабиринт отходит дальше, расправляет рубашку. Зеленую. В черный горох. У него таких много, как у любой Змеи. В прочем, ему нравится такой гардероб. Красиво. Очень красиво. Зеленый и черный хорошо гармонируют, а что других такой дресс-код напрягает – пускай. Иногда, от нечего делать,  он  теребит браслеты на тонких запястьях. Ему это нравится, успокаивает. На свете много людей с глупыми вопросами, надо же как-нибудь успокаиваться. Пусть бы и так.
Он не высок, не низок. Он этим доволен. В темноте меньше шансов встретить головой угол тумбочки или низко висящую лампочку. Его вообще, пожалуй, устраивает его внешний вид и манеры. Ходит неспешно, движения плавные. Ничего необычного, только черное, зеленое,  многочисленные браслеты и таинственно-ироничная ухмылка на губах. Ничего лишнего. Только то, чтобы называться Змеей.

✔ Пробный пост:

Денис редко выходит из комнаты, но сегодня ему не сидится. Ноги сами идут к выходу из комнаты, Денис лишь где-то далеко в мозгу отмечает, что он уже вышел в шумный, пестрый и кричащий жизнью коридор. Коридор слишком яркий и живой, он непривычный, поэтому-то Денис и сидит все время в комнате, где заняты пока лишь две кровати. Ну, и его еще. Но комната все равно населена не так уж и густо. Те же Псы занимают аж две комнаты. Их много, они носят ошейники и читают стихи. Странно. В Доме все странно и необычно.
Те же клички. Нет, Денис раньше с таким не сталкивался. Это он пока понимает плохо. Может потому, что ему это непривычно, а может потому, что сам он пока не окрещен. В коридоре светло, Денис без проблем лавирует между редкими домовцами, такими же странными и яркими, как их обиталище. Многих Денис узнает, кого-то по кличкам, но большинство – в лицо. Когда-нибудь, он запомнит их всех, а пока его во второй раз спрашивают, куда унесся какой-то парень.
- Да понятия я не имею, сказал же, - недовольно сверкает глазами Денис и тыкает пальцем вправо, - Туда, вроде.
Денис совсем не уверен, что правильно понял, кого именно в этой толпе искал темноволосый паренек, умчавшийся в указанном направлении, да и если бы знал, все равно ткнул туда. В коридоре от силы человек семь, найти кого-то, за кем ты следуешь по пятам не так уж и проблематично.
- Ты ведь послал его в другом направлении, - за спиной Дениса раздается звонкий голос, и он резко разворачивается, - Уже второй раз.
Перед Денисом колясник. Еще более пестрый, чем все остальные. Три разных майки друг на друга, сверху – жилет, расшитый всем, чем ни попадя в промежутках между карманами. Нелепый, чумазый и заражающий своим оптимизмом. Кажется, он из четвертой, но Денис совсем в этом не уверен. Кажется, он даже знает его кличку, только вспомнить никак не может. Единственное, что он помнит, так это то, что вчера этот же самый колясник внимательно наблюдал сквозь щель в не закрытой до конца двери, как он, Денис, ехидно подкалывает состайника, капая ядом вокруг, но помогает тому отодвинуть кровать и вернуть ее потом на место. Слишком уж был дорог его новому знакомому завалившийся за нее и зацепившийся уже где-то там амулет.
- Пусть пройдется, ему полезно, - безразлично пожимает плечами Денис, уже намериваясь уйти, - К тому же, я ему не информационное бюро.
- Ишь, не информационное он, говорит, бюро, - присвистывает собеседник, - И прав. Не бюро ты, а Лабиринт.
- Кто? – хмурится Денис и, наконец, вспоминает кличку собеседника, - Стой, ты же Шакал Табаки?
- Какой сообразительный! – искренне восторгается Табаки, - Ты совершенно прав, друг мой. Я Шакал Табаки. А ты – Лабиринт. Сам внутри себя блукаешь, и людей блукать заставляешь тоже.
Денис морщится – голос колясника слишком звонкий. Лишь кивает, мол, хорошо, Лабиринт, так Лабиринт. И уходит, спешно распрощавшись.
И только в комнате он понимает, что его только что окрестили. Теперь он Лабиринт. А Шакал Табаки - его крестный. И с этого момента все будет несколько иначе.


II. НАРУЖНОСТЬ:


✔ Связь с Вами: Вконтакт, например

✔ Частота посещения: Как будет возможность, а есть она 24/7

✔ Опыт игры: Года три-четыре-пять. Не знаю, если честно

✔ Что предпочитаете играть? Увы или к счастью, я всеяден.


А вообще, у вас шаблон косячный. Мне его переделывать пришлось. Кому мне работающий код переправить?

Отредактировано Лабиринт (Среда, 1 июля, 2015г. 00:06:45)

+1

2

Принят!
Не забудь заполнить Профиль и создать тему с Эпизодами.
Вдохновения и отличной игры!

Извиняюсь за опоздание, просто какое-то время я считал что тут была администрация)

0


Вы здесь » Дом, в котором... » Жители Дома » Тебе потребуется клубок


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC