Дом, в котором...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дом, в котором... » Лунная дорога » "... дети любят придумывать разные сказки."


"... дети любят придумывать разные сказки."

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

"Страсть жителей Дома ко всяким небылицам родилась не на пустом месте. Так они превращали горе в суеверия. Суеверия в свою очередь превращались в традиции, а к традициям быстро привыкаешь. Особенно в детстве."

"... дети любят придумывать разные сказки."Дети Дома знают множество историй, сказок и легенд, передающихся от поколения к поколению.
Нередко эти рассказы обрастают новыми подробностями, и большинство взрослых уверены, что все это - выдумки. Кто знает, быть может и выдумки, быть может, это чьи-то яркие сны, или же... истории о иной жизни, в которые не так-то просто поверить.
Я предлагаю вам, дорогие игроки, всем вместе самим сочинять такие истории, которые позже, возможно, могут ожить на изнанке или попасть в БЛЮМ.

Суть этого творческого союза всех жителей Дома в том, что каждый из нас по очереди пишет одно предложение о дальнейшем развитии событий.
Перед написанием копируете то, что написано до вас, и дополняете своим предложением. Таким образом, постепенно сказка начинает оживать, и каждый может внести свой вклад. Все истории должна логически завершиться, поэтому не возбраняется завершить сказку и написать, что это конец истории, но в таком случае вы должны дать начало следующей истории. Размер не важен, воображение и творческий подход приветствуется)

Вдохновения!

0

2

Однажды на опушке Леса, близ небольшой деревеньки, раздался тихий плач.

0

3

Однажды на опушке Леса, близ небольшой деревеньки, раздался тихий плач.
Вокруг не было никого - только тихий плач из-под корней.

0

4

Однажды на опушке Леса, близ небольшой деревеньки, раздался тихий плач.
Вокруг не было никого - только тихий плач из-под корней.
Солнечный луч сквозь крону дерева пробился к кому-то плачущему, чтобы согреть и помочь хотя бы своим светом, трепещущим среди теней листвы.

0

5

Однажды на опушке Леса, близ небольшой деревеньки, раздался тихий плач.Вокруг не было никого - только тихий плач из-под корней. Солнечный луч сквозь крону дерева пробился к кому-то плачущему, чтобы согреть и помочь хотя бы своим светом, трепещущим среди теней листвы. Ребенок затих, завороженно глядя на луч синими глазами, и тут же попытался его поймать крепенькими ручками.

0

6

Однажды на опушке Леса, близ небольшой деревеньки, раздался тихий плач.Вокруг не было никого - только тихий плач из-под корней. Солнечный луч сквозь крону дерева пробился к кому-то плачущему, чтобы согреть и помочь хотя бы своим светом, трепещущим среди теней листвы. Ребенок затих, завороженно глядя на луч синими глазами, и тут же попытался его поймать крепенькими ручками. Луч ускользал из ладошек, но там, где он касался кожи малыша, казалось, что тут же исчезала грязь и синяки, проходила боль.

0

7

Однажды на опушке Леса, близ небольшой деревеньки, раздался тихий плач.Вокруг не было никого - только тихий плач из-под корней. Солнечный луч сквозь крону дерева пробился к кому-то плачущему, чтобы согреть и помочь хотя бы своим светом, трепещущим среди теней листвы. Ребенок затих, завороженно глядя на луч синими глазами, и тут же попытался его поймать крепенькими ручками. Луч ускользал из ладошек, но там, где он касался кожи малыша, казалось, что тут же исчезала грязь и синяки, проходила боль. Ибо кожа тут же серела и начинала рассыпаться пеплом, малыш оскалился и снова отпрянул в тень, на некоторое время плачь сменился шипением.

+2

8

Однажды на опушке Леса, близ небольшой деревеньки, раздался тихий плач.Вокруг не было никого - только тихий плач из-под корней. Солнечный луч сквозь крону дерева пробился к кому-то плачущему, чтобы согреть и помочь хотя бы своим светом, трепещущим среди теней листвы. Ребенок затих, завороженно глядя на луч синими глазами, и тут же попытался его поймать крепенькими ручками. Луч ускользал из ладошек, но там, где он касался кожи малыша, казалось, что тут же исчезала грязь и синяки, проходила боль. Ибо кожа тут же серела и начинала рассыпаться пеплом, малыш оскалился и снова отпрянул в тень, на некоторое время плачь сменился шипением. Луч обиженно исчез в листве, а темное, злое существо, вновь приняв облик ребенка, опять разразилось жутким плачем, приманивая добросердечную жертву.

0

9

Однажды на опушке Леса, близ небольшой деревеньки, раздался тихий плач.Вокруг не было никого - только тихий плач из-под корней. Солнечный луч сквозь крону дерева пробился к кому-то плачущему, чтобы согреть и помочь хотя бы своим светом, трепещущим среди теней листвы. Ребенок затих, завороженно глядя на луч синими глазами, и тут же попытался его поймать крепенькими ручками. Луч ускользал из ладошек, но там, где он касался кожи малыша, казалось, что тут же исчезала грязь и синяки, проходила боль. Ибо кожа тут же серела и начинала рассыпаться пеплом, малыш оскалился и снова отпрянул в тень, на некоторое время плачь сменился шипением. Луч обиженно исчез в листве, а темное, злое существо, вновь приняв облик ребенка, опять разразилось жутким плачем, приманивая добросердечную жертву. Вы можете подумать, что это существо, несмотря на всё своё коварство было глупым, а кто ещё будет тянуть руки к тому что вредит, но нет, просто существо помнило, что когда то оно играло на солнышке, бегало и смеялось вместе со своими друзьями, а потом тёмные чары насланные на него конопатым чудовищем превратили его в это, в тварь что не могла существовать на солнце и прожить дня без человеческой крови.

0

10

Однажды на опушке Леса, близ небольшой деревеньки, раздался тихий плач.Вокруг не было никого - только тихий плач из-под корней. Солнечный луч сквозь крону дерева пробился к кому-то плачущему, чтобы согреть и помочь хотя бы своим светом, трепещущим среди теней листвы. Ребенок затих, завороженно глядя на луч синими глазами, и тут же попытался его поймать крепенькими ручками. Луч ускользал из ладошек, но там, где он касался кожи малыша, казалось, что тут же исчезала грязь и синяки, проходила боль. Ибо кожа тут же серела и начинала рассыпаться пеплом, малыш оскалился и снова отпрянул в тень, на некоторое время плачь сменился шипением. Луч обиженно исчез в листве, а темное, злое существо, вновь приняв облик ребенка, опять разразилось жутким плачем, приманивая добросердечную жертву. Вы можете подумать, что это существо, несмотря на всё своё коварство было глупым, а кто ещё будет тянуть руки к тому что вредит, но нет, просто существо помнило, что когда то оно играло на солнышке, бегало и смеялось вместе со своими друзьями, а потом тёмные чары насланные на него конопатым чудовищем превратили его в это, в тварь что не могла существовать на солнце и прожить дня без человеческой крови.
Но предаваться воспоминаниям не стоило - послышались чьи-то робкие шаги.

0

11

Однажды на опушке Леса, близ небольшой деревеньки, раздался тихий плач.Вокруг не было никого - только тихий плач из-под корней. Солнечный луч сквозь крону дерева пробился к кому-то плачущему, чтобы согреть и помочь хотя бы своим светом, трепещущим среди теней листвы. Ребенок затих, завороженно глядя на луч синими глазами, и тут же попытался его поймать крепенькими ручками. Луч ускользал из ладошек, но там, где он касался кожи малыша, казалось, что тут же исчезала грязь и синяки, проходила боль. Ибо кожа тут же серела и начинала рассыпаться пеплом, малыш оскалился и снова отпрянул в тень, на некоторое время плачь сменился шипением. Луч обиженно исчез в листве, а темное, злое существо, вновь приняв облик ребенка, опять разразилось жутким плачем, приманивая добросердечную жертву. Вы можете подумать, что это существо, несмотря на всё своё коварство было глупым, а кто ещё будет тянуть руки к тому что вредит, но нет, просто существо помнило, что когда то оно играло на солнышке, бегало и смеялось вместе со своими друзьями, а потом тёмные чары насланные на него конопатым чудовищем превратили его в это, в тварь что не могла существовать на солнце и прожить дня без человеческой крови. Но предаваться воспоминаниям не стоило - послышались чьи-то робкие шаги. Волчонок-подросток, ушедший далеко от логова, вышел из за кустов и остановился, навострив уши, уставившись на странного ребенка.

0

12

Однажды на опушке Леса, близ небольшой деревеньки, раздался тихий плач.Вокруг не было никого - только тихий плач из-под корней. Солнечный луч сквозь крону дерева пробился к кому-то плачущему, чтобы согреть и помочь хотя бы своим светом, трепещущим среди теней листвы. Ребенок затих, завороженно глядя на луч синими глазами, и тут же попытался его поймать крепенькими ручками. Луч ускользал из ладошек, но там, где он касался кожи малыша, казалось, что тут же исчезала грязь и синяки, проходила боль. Ибо кожа тут же серела и начинала рассыпаться пеплом, малыш оскалился и снова отпрянул в тень, на некоторое время плачь сменился шипением. Луч обиженно исчез в листве, а темное, злое существо, вновь приняв облик ребенка, опять разразилось жутким плачем, приманивая добросердечную жертву. Вы можете подумать, что это существо, несмотря на всё своё коварство было глупым, а кто ещё будет тянуть руки к тому что вредит, но нет, просто существо помнило, что когда то оно играло на солнышке, бегало и смеялось вместе со своими друзьями, а потом тёмные чары насланные на него конопатым чудовищем превратили его в это, в тварь что не могла существовать на солнце и прожить дня без человеческой крови. Но предаваться воспоминаниям не стоило - послышались чьи-то робкие шаги. Волчонок-подросток, ушедший далеко от логова, вышел из за кустов и остановился, навострив уши, уставившись на странного ребенка. Молодой хищник уже давно почувствовал первую кровь, давно научился получать удовольствие от понимания собственной силы, от беспомощности трепыхающейся в пасти жертвы, но запах незнакомого существа настораживал его, заставлял шесть по всему хребту подниматься ирокезом.

0

13

Однажды на опушке Леса, близ небольшой деревеньки, раздался тихий плач.Вокруг не было никого - только тихий плач из-под корней. Солнечный луч сквозь крону дерева пробился к кому-то плачущему, чтобы согреть и помочь хотя бы своим светом, трепещущим среди теней листвы. Ребенок затих, завороженно глядя на луч синими глазами, и тут же попытался его поймать крепенькими ручками. Луч ускользал из ладошек, но там, где он касался кожи малыша, казалось, что тут же исчезала грязь и синяки, проходила боль. Ибо кожа тут же серела и начинала рассыпаться пеплом, малыш оскалился и снова отпрянул в тень, на некоторое время плачь сменился шипением. Луч обиженно исчез в листве, а темное, злое существо, вновь приняв облик ребенка, опять разразилось жутким плачем, приманивая добросердечную жертву. Вы можете подумать, что это существо, несмотря на всё своё коварство было глупым, а кто ещё будет тянуть руки к тому что вредит, но нет, просто существо помнило, что когда то оно играло на солнышке, бегало и смеялось вместе со своими друзьями, а потом тёмные чары насланные на него конопатым чудовищем превратили его в это, в тварь что не могла существовать на солнце и прожить дня без человеческой крови. Но предаваться воспоминаниям не стоило - послышались чьи-то робкие шаги. Волчонок-подросток, ушедший далеко от логова, вышел из за кустов и остановился, навострив уши, уставившись на странного ребенка. Молодой хищник уже давно почувствовал первую кровь, давно научился получать удовольствие от понимания собственной силы, от беспомощности трепыхающейся в пасти жертвы, но запах незнакомого существа настораживал его, заставлял шесть по всему хребту подниматься ирокезом. И тут существо прошептало, чужим заученным голосом, непонятное для волка заклинание: "Komm, komm zu mir, meine liebe"

0

14

Однажды на опушке Леса, близ небольшой деревеньки, раздался тихий плач.Вокруг не было никого - только тихий плач из-под корней. Солнечный луч сквозь крону дерева пробился к кому-то плачущему, чтобы согреть и помочь хотя бы своим светом, трепещущим среди теней листвы. Ребенок затих, завороженно глядя на луч синими глазами, и тут же попытался его поймать крепенькими ручками. Луч ускользал из ладошек, но там, где он касался кожи малыша, казалось, что тут же исчезала грязь и синяки, проходила боль. Ибо кожа тут же серела и начинала рассыпаться пеплом, малыш оскалился и снова отпрянул в тень, на некоторое время плачь сменился шипением. Луч обиженно исчез в листве, а темное, злое существо, вновь приняв облик ребенка, опять разразилось жутким плачем, приманивая добросердечную жертву. Вы можете подумать, что это существо, несмотря на всё своё коварство было глупым, а кто ещё будет тянуть руки к тому что вредит, но нет, просто существо помнило, что когда то оно играло на солнышке, бегало и смеялось вместе со своими друзьями, а потом тёмные чары насланные на него конопатым чудовищем превратили его в это, в тварь что не могла существовать на солнце и прожить дня без человеческой крови. Но предаваться воспоминаниям не стоило - послышались чьи-то робкие шаги. Волчонок-подросток, ушедший далеко от логова, вышел из за кустов и остановился, навострив уши, уставившись на странного ребенка. Молодой хищник уже давно почувствовал первую кровь, давно научился получать удовольствие от понимания собственной силы, от беспомощности трепыхающейся в пасти жертвы, но запах незнакомого существа настораживал его, заставлял шесть по всему хребту подниматься ирокезом. И тут существо прошептало, чужим заученным голосом, непонятное для волка заклинание: "Komm, komm zu mir, meine liebe" . Пусть слова и не были ясны для юного зверя, но интонация и голос очень не обычного двуногого ребенка интриговали волка, опустив голову чуть набок он сделал пару шагов к незнакомцу, не с целью наброситься, а с интересом исследователя леса, но, все же оголил клыки, показывая, что не безобиден.

0

15

Однажды на опушке Леса, близ небольшой деревеньки, раздался тихий плач.Вокруг не было никого - только тихий плач из-под корней. Солнечный луч сквозь крону дерева пробился к кому-то плачущему, чтобы согреть и помочь хотя бы своим светом, трепещущим среди теней листвы. Ребенок затих, завороженно глядя на луч синими глазами, и тут же попытался его поймать крепенькими ручками. Луч ускользал из ладошек, но там, где он касался кожи малыша, казалось, что тут же исчезала грязь и синяки, проходила боль. Ибо кожа тут же серела и начинала рассыпаться пеплом, малыш оскалился и снова отпрянул в тень, на некоторое время плачь сменился шипением. Луч обиженно исчез в листве, а темное, злое существо, вновь приняв облик ребенка, опять разразилось жутким плачем, приманивая добросердечную жертву. Вы можете подумать, что это существо, несмотря на всё своё коварство было глупым, а кто ещё будет тянуть руки к тому что вредит, но нет, просто существо помнило, что когда то оно играло на солнышке, бегало и смеялось вместе со своими друзьями, а потом тёмные чары насланные на него конопатым чудовищем превратили его в это, в тварь что не могла существовать на солнце и прожить дня без человеческой крови. Но предаваться воспоминаниям не стоило - послышались чьи-то робкие шаги. Волчонок-подросток, ушедший далеко от логова, вышел из за кустов и остановился, навострив уши, уставившись на странного ребенка. Молодой хищник уже давно почувствовал первую кровь, давно научился получать удовольствие от понимания собственной силы, от беспомощности трепыхающейся в пасти жертвы, но запах незнакомого существа настораживал его, заставлял шесть по всему хребту подниматься ирокезом. И тут существо прошептало, чужим заученным голосом, непонятное для волка заклинание: "Komm, komm zu mir, meine liebe" . Пусть слова и не были ясны для юного зверя, но интонация и голос очень не обычного двуногого ребенка интриговали волка, опустив голову чуть набок он сделал пару шагов к незнакомцу, не с целью наброситься, а с интересом исследователя леса, но, все же оголил клыки, показывая, что не безобиден. Существо тяжело и протяжно вздохнуло, волчонку не хватило шага, чтобы войти в живительную для чудовища тень.

0

16

Однажды на опушке Леса, близ небольшой деревеньки, раздался тихий плач.Вокруг не было никого - только тихий плач из-под корней. Солнечный луч сквозь крону дерева пробился к кому-то плачущему, чтобы согреть и помочь хотя бы своим светом, трепещущим среди теней листвы. Ребенок затих, завороженно глядя на луч синими глазами, и тут же попытался его поймать крепенькими ручками. Луч ускользал из ладошек, но там, где он касался кожи малыша, казалось, что тут же исчезала грязь и синяки, проходила боль. Ибо кожа тут же серела и начинала рассыпаться пеплом, малыш оскалился и снова отпрянул в тень, на некоторое время плачь сменился шипением. Луч обиженно исчез в листве, а темное, злое существо, вновь приняв облик ребенка, опять разразилось жутким плачем, приманивая добросердечную жертву. Вы можете подумать, что это существо, несмотря на всё своё коварство было глупым, а кто ещё будет тянуть руки к тому что вредит, но нет, просто существо помнило, что когда то оно играло на солнышке, бегало и смеялось вместе со своими друзьями, а потом тёмные чары насланные на него конопатым чудовищем превратили его в это, в тварь что не могла существовать на солнце и прожить дня без человеческой крови. Но предаваться воспоминаниям не стоило - послышались чьи-то робкие шаги. Волчонок-подросток, ушедший далеко от логова, вышел из за кустов и остановился, навострив уши, уставившись на странного ребенка. Молодой хищник уже давно почувствовал первую кровь, давно научился получать удовольствие от понимания собственной силы, от беспомощности трепыхающейся в пасти жертвы, но запах незнакомого существа настораживал его, заставлял шесть по всему хребту подниматься ирокезом. И тут существо прошептало, чужим заученным голосом, непонятное для волка заклинание: "Komm, komm zu mir, meine liebe" . Пусть слова и не были ясны для юного зверя, но интонация и голос очень не обычного двуногого ребенка интриговали волка, опустив голову чуть набок он сделал пару шагов к незнакомцу, не с целью наброситься, а с интересом исследователя леса, но, все же оголил клыки, показывая, что не безобиден. Существо тяжело и протяжно вздохнуло, волчонку не хватило шага, чтобы войти в живительную для чудовища тень. Этот вздох чуть отпугнул хищника , - очень уж не по детски он звучал, но, все же любопытство брало верх, и он сделал еще шаг, войдя в тень и вблизи понюхав странного двуногого, поднимая на него глаза.

0

17

Однажды на опушке Леса, близ небольшой деревеньки, раздался тихий плач.Вокруг не было никого - только тихий плач из-под корней. Солнечный луч сквозь крону дерева пробился к кому-то плачущему, чтобы согреть и помочь хотя бы своим светом, трепещущим среди теней листвы. Ребенок затих, завороженно глядя на луч синими глазами, и тут же попытался его поймать крепенькими ручками. Луч ускользал из ладошек, но там, где он касался кожи малыша, казалось, что тут же исчезала грязь и синяки, проходила боль. Ибо кожа тут же серела и начинала рассыпаться пеплом, малыш оскалился и снова отпрянул в тень, на некоторое время плачь сменился шипением. Луч обиженно исчез в листве, а темное, злое существо, вновь приняв облик ребенка, опять разразилось жутким плачем, приманивая добросердечную жертву. Вы можете подумать, что это существо, несмотря на всё своё коварство было глупым, а кто ещё будет тянуть руки к тому что вредит, но нет, просто существо помнило, что когда то оно играло на солнышке, бегало и смеялось вместе со своими друзьями, а потом тёмные чары насланные на него конопатым чудовищем превратили его в это, в тварь что не могла существовать на солнце и прожить дня без человеческой крови. Но предаваться воспоминаниям не стоило - послышались чьи-то робкие шаги. Волчонок-подросток, ушедший далеко от логова, вышел из за кустов и остановился, навострив уши, уставившись на странного ребенка. Молодой хищник уже давно почувствовал первую кровь, давно научился получать удовольствие от понимания собственной силы, от беспомощности трепыхающейся в пасти жертвы, но запах незнакомого существа настораживал его, заставлял шесть по всему хребту подниматься ирокезом. И тут существо прошептало, чужим заученным голосом, непонятное для волка заклинание: "Komm, komm zu mir, meine liebe" . Пусть слова и не были ясны для юного зверя, но интонация и голос очень не обычного двуногого ребенка интриговали волка, опустив голову чуть набок он сделал пару шагов к незнакомцу, не с целью наброситься, а с интересом исследователя леса, но, все же оголил клыки, показывая, что не безобиден. Существо тяжело и протяжно вздохнуло, волчонку не хватило шага, чтобы войти в живительную для чудовища тень. Этот вздох чуть отпугнул хищника , - очень уж не по детски он звучал, но, все же любопытство брало верх, и он сделал еще шаг, войдя в тень и вблизи понюхав странного двуногого, поднимая на него глаза. Взгляду волка предстало, мгновенно преобразившееся из ребенка, паукообразное сгорбленное создание с огромной пастью, ощерившейся в плотоядной улыбке.

0

18

Однажды на опушке Леса, близ небольшой деревеньки, раздался тихий плач.Вокруг не было никого - только тихий плач из-под корней. Солнечный луч сквозь крону дерева пробился к кому-то плачущему, чтобы согреть и помочь хотя бы своим светом, трепещущим среди теней листвы. Ребенок затих, завороженно глядя на луч синими глазами, и тут же попытался его поймать крепенькими ручками. Луч ускользал из ладошек, но там, где он касался кожи малыша, казалось, что тут же исчезала грязь и синяки, проходила боль. Ибо кожа тут же серела и начинала рассыпаться пеплом, малыш оскалился и снова отпрянул в тень, на некоторое время плачь сменился шипением. Луч обиженно исчез в листве, а темное, злое существо, вновь приняв облик ребенка, опять разразилось жутким плачем, приманивая добросердечную жертву. Вы можете подумать, что это существо, несмотря на всё своё коварство было глупым, а кто ещё будет тянуть руки к тому что вредит, но нет, просто существо помнило, что когда то оно играло на солнышке, бегало и смеялось вместе со своими друзьями, а потом тёмные чары насланные на него конопатым чудовищем превратили его в это, в тварь что не могла существовать на солнце и прожить дня без человеческой крови. Но предаваться воспоминаниям не стоило - послышались чьи-то робкие шаги. Волчонок-подросток, ушедший далеко от логова, вышел из за кустов и остановился, навострив уши, уставившись на странного ребенка. Молодой хищник уже давно почувствовал первую кровь, давно научился получать удовольствие от понимания собственной силы, от беспомощности трепыхающейся в пасти жертвы, но запах незнакомого существа настораживал его, заставлял шесть по всему хребту подниматься ирокезом. И тут существо прошептало, чужим заученным голосом, непонятное для волка заклинание: "Komm, komm zu mir, meine liebe" . Пусть слова и не были ясны для юного зверя, но интонация и голос очень не обычного двуногого ребенка интриговали волка, опустив голову чуть набок он сделал пару шагов к незнакомцу, не с целью наброситься, а с интересом исследователя леса, но, все же оголил клыки, показывая, что не безобиден. Существо тяжело и протяжно вздохнуло, волчонку не хватило шага, чтобы войти в живительную для чудовища тень. Этот вздох чуть отпугнул хищника , - очень уж не по детски он звучал, но, все же любопытство брало верх, и он сделал еще шаг, войдя в тень и вблизи понюхав странного двуногого, поднимая на него глаза. Взгляду волка предстало, мгновенно преобразившееся из ребенка, паукообразное сгорбленное создание с огромной пастью, ощерившейся в плотоядной улыбке. Здравый смысл и недавнее щенячество подталкивали к мысли убраться поскорее, но, юный задор и мысли вроде"я же сильный смелый зверь!" сподвигли к тому, чтобы тоже оскалиться и зарычать, страшно выпучив желтые глаза, обведенные чернотой шерсти.

0


Вы здесь » Дом, в котором... » Лунная дорога » "... дети любят придумывать разные сказки."


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC