Дом, в котором...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дом, в котором... » Ушедшие до Выпуска » говорите, я молчу.


говорите, я молчу.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

I. ДОМ:

✔ Имя и фамилия:
Мирабель Сибери

✔ Возраст:
16 исполнилось недавно

✔ Стая, комната:
Женское крыло
Вообще почти ко всем относится положительно, если напрямую ее не обидеть. Обнимать может полезть абсолютно любого. В комнате на положении любимого ребенка, о ней заботятся, зачастую проявляют ответную нежность, но все-таки иногда и нагружают работой, как любое дитя. Сажают на подоконник и велят мыть окно в пределах досягаемости, сажают около стола и велят разбирать его. В общем, что-то статичное и не очень сложное.
Некоторые видевшие ее шрамы боятся ее. Некоторые считают шлюхой за любовь к объятиям и нежностям.

✔ Биография:

В тепле раскинувшись, дремала Верность – крылья за спиной.
Отвага близорукая сквозь сон улыбалась.
Глупый Мечтатель спорил с Луной,
Мирно в подушку сопело Предательство…
У каждого под сердцем есть один счастливый час.
У каждого в душе надежно заперт свой скелет.
Каждому можно двигаться в Свет,
Но не тому, кто пропах безнадежностью. ©

Она была вполне счастлива в семье убежденных христиан, живущих собственным хозяйством и зарабатывающим деньги от продажи овощей и сдачи квартиры в городе. Наверное, потому, что другой жизни просто не знала или была слишком мала.
Мирабель и ее старший брат Крис воспитывались в лучших традициях: посты, молитвы, стояние на коленях, во многом воздержание, закрытая одежда (для девочки - никаких брючек, вечные юбочки и платьица, для сына - никаких шорт и коротких рукавов). До момента, пока Мирабель не исполнилось 14 лет. Она уже ходила в церковную школу. Девочка росла веселым, общительным ребенком, любила ухаживать за живностью, имела много подруг, слушалась родителей. Особенно сильно привязалась к отцу и он отвечал ей тем же теплом. Нельзя сказать, что родители их не любили. Просто имели свои понятия о жизни и о том, что правильно, а что нет. И дети должны были полностью подчиняться.

Крис.

Крис в последнее время, казалось, сошел с ума. Покрасил волосы в черный, начал красить фиолетовым губы и подводить глаза, покупал странную одежду. Один раз принес футболку с изображением Бафомета. Отец был в ярости, тут же содрал ее с сына и сжег за участком. И пепел развеял. Не мог в семье образцовых христиан появиться юный сатанист. Юношу запирали дома, но он все равно убегал, все чаще не ночевал дома. Ничего не помогало, родители уже и в церковь его водили, приглашали священников, но Крис был глух. Слишком ему не нравилось подчиняться. Да и попробовать надо в жизни все.

Этот сатанизм заходил слишком далеко. Родители не переставали "бороться за душу" сына, а тот бунтовал все больше, все сильнее попадал под влияние той компании, с которой связался. Они проводили обряд за обрядом, заходили все дальше и дальше... Пока не дошли до крайней стадии. Пора было вызывать самого Сатану. А для этого нужна была человеческая жертва, родственник кого-то из вызывающих. Никто не хотел идти на такое, все боялись. Поэтому решили тянуть жребий и выпал он...

Обряд.

- Сейчас мы с тобой, Мирабель, отправимся погулять...
- Как это?.. Среди ночи?.. В майке?.. - спросонок девушка не понимала, что происходит. Только чувствовала, как крашеные темные длинные волосы брата касаются щек.
- Да. Вот так. Только давай играть в молчанку? Давай.. Кошка сдохла, хвост облез, кто заговорит, тот кошку съест!
Церковь учила доверять любимым. Сопротивляться она не стала бы.
С довольной улыбкой Мирабель крепко сомкнула губы. Она никогда не проигрывала в эту игру.

Мирабель не понимала, что происходит. Вокруг нервно смеются. Странные девочки в драных черных колготках и пышных юбках, мальчики с длинными патлами, похожие некоторые на девочек. Вокруг звездочки, всякие закорючки, горит костер, какая-то деревянная штука с ремешками стоит, лопата валяется. Что это все значит? Брат привел ее сюда. Мирабель все молчала.
- Ну, все готово? - полный парень в черной бандане и с разрисованым лицом подошел к высокому и статному мужчине. Тот был в кожаной куртке на голый торс и кожаных брюках, русые волосы собраны в хвост. Он стоял перед алтарем и, видно, был главным.
- Да, пора начинать, - ответил серьезный бас, - Змий, приступай!
Кто-то тут же схватил Мирабель сзади под руки, отволакивая от Криса. Мирабель не выдержала и закричала, за что тут же получила пощечину. От Криса пощечину. Лицо девочки искривилось, она была готова зарыдать. Воспользовавшись тем, что ротик ее открыт, тот, кого назвали Змием, подскочил и вставил Мирабель шариковый кляп, ловко застегнув в районе затылка. Теперь хочешь-не хочешь - кричать не сможешь, только сдавленно пищать. Мирабель извивалась, мычала, пыталась отбиваться, но руки, что держали ее были все равно сильнее. От страха она не видела теперь фигур и лиц, вокруг существовали лишь руки.
Мирабель положили на алтарь, пристегивая к нему за запястья, щиколотки и пояс. Как не извивалась, все равно шестилетний такой ребенок, как она, справиться бы не смог. Под ножом заскрипела расходящаяся ткань майки, трусиков. Несколько грубых взмахов и вместо красивой косички остались короткие лохмы.
Затихли щелчки костра, голоса птиц, Мирабель ничего не слышала, кроме стука крови в ушах, глаза застилали слезы, из-за кляпа лицевые мышцы почти полностью свело. Ей было страшно, хотелось звать папу с мамой, выбраться. Надежда на то, что Крис поможет, угасала.
Сатанисты выстроились в круг, берясь за руки. Зазвучали слова на незнакомом языке. Только тот, самый старший из них, что остался в центре, громко заговорил:
- О, Сатана!!!
Груди коснулось что-то холодное и резко стало нестерпимо больно. Мирабель отчаянно замычала, пытаясь извиваться и не дать этой боли завладеть собой, но ничего не выходило. От страха она не могла пошевелиться.
Боль становилось все сильнее, девочка ощущала, как грудь и живот заливают горячие вязкие волны. На ней будто что-то рисовали этой болью. Наконец, Мирабель отключилась, но тут же голову ей окатил водой Змий, стоящий позади алтаря. Нет, жертва должна быть в сознании всю церемонию.
- Мы призываем тебя!!!
На груди девочки уже красовалась пентаграмма, залитая кровью. Мирабель все не переставала плакать. Песнопения на латыни становились все громче и громче. Нож коснулся тыльной стороны руки под сгибом. Там уже резали аккуратнее, чтоб не повредить вены. Жертва так же не должна умереть.
- Прими.. Рабу... Девственницу...
Голос звучал эхом в ушах. Мирабель просто беззвучно плакала, слезы не останавливались. На одной руке появился больной узор, на второй.
Был еще один четкий момент. Жертва должна захлебываться от боли, вся эта ночь должна стать для нее болью во славу Сатане. Порезов для этого недостаточно. Поэтому Змий подошел, резко и сильно дернул сначала ногу девочки. Она неестественно выгнулась. Что-то красно-черное застелило глаза ребенка. Настал черед и второй ноги.
Боль стала существованием Мирабель.
- ПРИДИ!!!
Заботливая рука Змия отодвинула челку со лба девочки. Мирабель уже еле держалась в сознании, кровь все текла и текла, ногами пошевелить она не могла. Ничего не хотела, только чтобы перестало болеть.
Нож был занесен надо лбом. Финальная стадия. Они достигли того, к чему стремились столько времени. Наконец, он возьмет их в свою армию. Наконец они узрят его. Наконец смогут поклониться ему.
Горячего лба ребенка коснулся холодный металл. Мирабель зажмурилась. как вдруг раздался громкий выстрел из ружья. Песнопение тут же смолкло.
- Ебаные подростки, так твою растак! А ну вон отсюда, а то всех перестреляю! Милицию вызову!!! - послышался крик лесничего из глубины леса. Шаги, от которых хрустели ветки, хлюпал таюбщий снег, все приближались, - опять костер тут развели!!!
И тут в детях тьмы вылезло все самое человеческое что в них было, а именно страх. Сатанисты не знали, куда им деваться, круг был разорван. Девочки в испуге начали плакать, кто-то сорвался и побежал. Только главарь орал, пытаясь хватать убегающих, прервать всеобщий хаос:
- Идиоты!!! Мы сильнее!!! С нами Сатана!!!
Мирабель уже теряла сознание, раны сильно жгли, девочка не ощущала ни замерзших рук, ни, тем более, сломанных ног.
Наконец-то лесничий добрался до полянки, на которой происходило жертвоприношение. Он был полон энтузиазма, снова гнать подростков, как вдруг, остолбенев и выкатив глаза, стянул с себя ушанку:
- Господи, помилуй...
Он увидел весь то, что творилось на поляне. Истекающую кровью Мирабель, пентаграммы, догорающий костер. Главарь остался там в гордом одиночестве. Только вот биться за свои интересы не стал, а, словно испуганный пес, большими прыжками понесся сквозь деревья.

"Газета "Вести", выпуск №89 от 15 марта"

В ночь с 13 на 14 марта группа подростков-сатанистов была поймана за совершением обряда с применением холодного оружия и человеческой жертвы. Их обнаружил лесничий, которого взволновал шум горящего костра и голосов. Преступники скрылись, идет следствие. Жертвой оказалась шестилетняя девочка. Имя ребенка в интересах следствия не разглашается. Девочка госпитализирована, ее состояние оценивается как стабильное.

На самом деле все было не стабильно. Мирабель перестала разговаривать, полюбила мягкие игрушки, начала тянуть в рот все, что найдет - от ручек до мотыльков, которых ловила в огороде, абсолютно перестала учиться, лезла ко всем обниматься, начались периодические бурные истерики без особых причин. Ее пересадили в инвалидное кресло. Ходить и бегать в своей жизни девочка больше не смогла бы.
А, самое главное, она была теперь исчадием ада, на ней сатанинские письмена. В семье добрых христиан девочка оставаться не могла.

Дом.

Ручки инвалидного кресла крепко сжимала суховатая рука женщины среднего возраста. Одета женщина была не слишком бедно, но с первого взгляда понять этого было нельзя. Платок на жидких светлых волосах, коричневая, какая-то рябая юбка в пол и горчичного цвета блузка. Рядом шел отец - высокий тучный мужчина с кудрявой бородой в невзрачном костюме. Он твердо (слишком твердо для настоящих эмоций) смотрел перед собой, неся в руке средних размеров рюкзачок.
Девочка - маленькая, на вид ей было лет 13, сидящая в инвалидном кресле, во все свои фиолетоватые большие глаза смотрела по сторонам, изучая новую местность. Утром тряслись в автобусе (посадить ее туда было целым приключением), теперь куда-то приехали, она никогда тут не была.. Неровно постриженные "под мальчика" белые волосы непослушно топорщились, будто ребенку помыли голову и уложили спать с мокрыми волосами. Наверное, так оно и было.
Это был удивительно теплый апрель, все уже ходили без курток, припекало ласковое полуденное весеннее солнышко. Только вот девочке было откровенно жарко, потому что ее упаковали в черную водолазку и такую же черную юбку в пол. Выглядела она при этом, словно монашка.
Большой серый дом смотрел на нее своими черными глазами-окнами. Видно было, как в этих глазах мелькали фигуры людей, темнели образы... Девочка быстро-быстро замотала головой. Ей было страшно туда идти. Она не понимала, зачем это нужно, ведь дома было хорошо. До последнего времени. Но все же должно стать лучше, нельзя терять надежду...
Женщина остановилась, удивленно приподняв брови, и посмотрела вниз на дочь. Во взгляде ее читалось непонимание, тоска, но одновременно с тем и презрение, с которым смотрят обычно на ослабленного врага.
- Давай-давай, нам нужно туда, - голос ее прозвучал хрипловато.
Молча, девочка снова замотала головой. Нет и еще раз нет. Она вдруг выгнулась, дернулась и соскользнула с каталки в желании уползти. Обратно в сторону остановки. Дождаться того доброго водителя, который катал иногда бесплатно и ехать домой. Только уползти далеко она не могла. Мужчина, шедший рядом, тяжело вздохнул и свободной рукой оторвал ребенка от земли. Она привычно обняла отца за шею, пугливо прижимаясь. Ему доверяла, думала, что сейчас понесет домой, все вернется на круги своя. Но нет. Снова горько вздохнув, глава семейства продолжил идти к дому. Опустив голову, жена последовала за ним.
Исчадие ада должно оказаться там, где ему место. Только вот дочь определенно не хотела принимать этого.
Маленький альбинос принялась вырываться, стучать отца в спину кулаками, но он был непоколебим. Торопливо передав сумку жене, мужчина обеими руками прижал к себе ребенка, не давая выбраться.
Они не обращали внимание на то, что во дворе собирается все больше и больше людей, глазеющих на них.

Так девочка оказалась в Доме. Сначала волновалась, смотрела на всех волком, но девочки, с которыми ее поселили в комнату, пришли на помощь, не дали запереться в себе. Говорили с ней, обнимали, отбирали всякую гадость, которую она хотела жевать. Девочка постепенно ожила, прижилась в Доме, стала его частью. Изучила законы, научилась курить, попробовала алкоголь, научилась очень неплохо ползать (со временем ноги стали ее немного слушаться, хоть легче было отталкиваться от пола), загорелась желанием освоить флейту. Только вот взрослеть Мирабель почему-то не сильно спешила. Да, хорошела, расцветала, но не казалась слишком взрослой, цифры смазывались.
И вот как-то раз она выпила слишком много. Просто слишком, уже сбилась со счета стаканов. И отключилась.

Очнулась Мирабель на дороге. Маленькое исчадие ада, соответствие шрамам. Аккуратные рожки на лбу и хвостик с пикой на конце, на коже витиеватые узоры - такой она увидела себя в луже. Подошла к луже. По-до-шла. И, к собственному удивлению, закричала. Да. К ней вернулся голос. От этого крика девушка снова будто открыла глаза и увидела над собой потолок. Рядом вилась соседка по комнате, которая и принесла напиток:
- Эй, дураха, ты чего?!?! Нельзя столько пить!!!

Вот так вот и жили. Как только появился Новый закон, Мирабель тут же принялась везде шастать, изучать Дом, знакомиться с мальчишками. На объятия они реагировали более странно.
И да! Точно! В Доме, в день своего прибытия, девочка уже успела получить имя. Ее назвали Снежок.

Снежок.

- Почему ты молчишь? - девушка с черным каре села перед забившейся в угол Мирабель. Альбинос заехала в тупик. До этого быстро вращала колеса, куда-то ехала. И теперь потерялась. Ей было правда страшно, никогда не бывала в этих местах, привезли... Вдруг это то же, зачем привел Крис в лес? Мирабель молча плакала, закрывая глаза и не произнося не звука.
Девушка уже несколько минут пыталась расспросить девочку, кто она такая, как ее зовут. Много бус на шее, звенящие браслеты на запястьях, косые карие глаза, черное классическое платьице с белым воротником, горбатый нос... Она казалась Мирабель очень странной. В своей жизни, ограниченной церквями, девочка ничего еще толком не видела.
- Вот смотри. Меня зовут Сорока. А тебя?...
Не дождавшись ответа, Сорока просияла.
- Что же?! Безымянная, значится?! Значит крестную свою не забывай. Со-ро-ка.
Девушка повторила так, будто Мирабель ничего не понимала и была умалишенной. Наверное, кстати, так оно и было.
Сорока же радостно затараторила:
- Ой, я так рада! Так рада! Будешь... - внимательный взгляд косых глаз, - Снежок. А чего. Маленькая, белая и пушистая. Запомни. А я передам всем, ты ж все равно молчунья. Эх ты.
Черноволосая потрепала Снежка за щеку, когда в коридоре раздались шаги и громкие голоса:
- Мирабель! Девочка! Ты куда делась?..

✔ Характер:
В какие-то моменты кажется, что она отстала в развитии, а в какие-то, что опередила его. Любит играть в игрушки, рисовать, больше любит сидеть и лежать на полу, чем на стульях, рисует на стенах, пишет с сотнями ошибок. Но во взгляде Мирабель часто читается, что понимает она абсолютно все.
У нее нет ничего постоянного, все зависит от обстоятельств. Иногда она боится остаться одна в темноте, иногда спокойно сидит в темном углу. Иногда кричит при виде чего-то страшного, иногда улыбается. Все только по ее собственным ассоциациям. Понятно, что с головой у нее не все в порядке.
Довольно тихая, первой на контакт идет редко, но не стесняется что-то делать или просить, если это нужно. Хорошо себя ощущает как в компании, так и одна. Всегда живет соответственно ситуации. Очень подвержена веяниям собственного настроения, может веселиться или грустить без видимых на то причин, ведь мыслей и переживаний своих никому не рассказывает. Понять ее сложно, если знаками ничего не объяснила. Но любит улыбаться, делает это очень часто. От нее в основном идет ощущение света, доброты. Почти никогда не отказывает в помощи.
Без ума от объятий, поднятий на руки, колени. Часто сама лезет за этим к людям, не разбирая, к кому можно, а к кому нельзя. Из-за этого многие видят в ее действиях подтекст, намек на какие-то интимные отношения.
Не забывает обид, никогда. Но часто может и что-то неправильно понять, опять же истолковав, как знает это только она.
Очень увлеченный человек, если что-то ее заинтересовало или что-то нужно, то не отступит, пока не добьется своего.
Легко может притвориться дурочкой, чтобы скрыть свои мысли, сделать вид, что ничего не поняла и вообще мимо проходила. Так же знатная симулянтка и лентяйка, если что-то ей делать неохота или хочет избежать разборок.
Не боится риска и делать что-то против правил. Но не любит на это нарываться. Предложили сигарету - может выкурить, по настроению. Предложили алкоголь, пьет, не моргнув глазом, но при этом сильно и довольно быстро пьянеет. В таком состоянии либо ко всем лезет чуть не целоваться, либо засыпает.
На что не способна, так это на предательство и подлость. Верна как в дружбе, так и в любви.

✔ Внешность:
Первое, что бросается в глаза, так то, что Снежок - альбинос. Белокожая, голубовато-фиолетоватые глаза, окруженные белыми ресницами, губы на бледном лице выделяются красным. Белые пушистые волосы достают до плеч. Сложение очень хрупкое, но пропорциональное, грудь маленькая, сквозь тонкую кожу видны сосуды. Очень низкого роста, 156 см, выглядит помладше своего возраста, лет на 14-15. На теле три шрама в виде сатанинских пентаграмм - один на груди, большой, два поменьше на обеих руках с тыльной стороны, под сгибами.
Носит, что придется, но предпочитает шорты и теплые гольфы или носочки, потому что кеды одевает только, если собирается на улицу - в других случаях ходит босяком. На шее два кулончика - нательный крестик и кулончик с серебряной мышкой. На большом пальце кольцо, которое окрасило кожу вокруг уже в зеленовато-желтоватый, но снимать она его не собирается.

✔ Заболевание:
Мутизм, симптомы инфантилизма, атрофия нижних конечностей

✔ Дополнительная информация:
Любит рисовать на стенах, зарисовала все пространство у своей кровати.
Любит мягкие игрушки.
Любит объятия, касания, когда ее сажают на колени или берут на руки.
Любит слушать сказки, песни, вообще чьи-то истории.
Тянет в рот все, что найдет. Из-за этого часто проблемы с полостью рта.
Мечтает научиться петь снова, ведь когда-то пела в церковном хоре. Но желание открывать рот нет.
Медленно, но верно учится играть на флейте.
Неуклюжа, довольно часто падает и повреждается, кости довольно хрупкие.
Любит животных, особенно кошек.
Возраст уже подошел. Мечтает, чтоб ее полюбили, найти парня.

✔ Пробный пост:

Пост.

У Мирабель тряслись руки. Хотя нет, теперь ее звали не Мирабель Сибери, а Снежок. Просто и лаконично. Сне-жок. Сорока, которая буквально 10 минут назад дала ей это имя, уже испарилась куда-то. Она такая взрослая, неужели будет заниматься какой-то маленькой молчащей дребеденью? Наверное, будет. Вдруг заботливая. Ну да ладно. Там тоже как сложится.
А директор ее тем временем нашел, с ним еще пара каких-то непонятных парней. Теперь везли туда же, откуда девочка с таким остервенением укатила - из комнаты, где она теперь должна была жить.
- Мари, может, не надо?.. Она же наша дочь. Наплюем на шрамы и коляску. Отводим к психологу...
- Надо, Гектор. Надо. Теперь это не наш ребенок, это демон!
В голове крутились слова, услышанные в ночь перед отъездом. Мама считает ее демоном. Оставили тут. Оставили. Это церковь, где ее будут очищать? Это закрытая школа, где будут перевоспитывать? Это сумасшедший дом?
Ровную полосу прочертила на щеке слезинка. Родители прощаться с ней не стали, а так хотелось их на прощание обнять.
Девочка, ты не понимаешь. Папе слишком больно было видеть тебя в последний раз, выпускать из своих рук. Мамы же у тебя теперь нет. Снежок, ты слишком мала, чтоб это понимать.
От волнения гудит голова, плывет в глазах. Снова подвезли туда, откуда убежала. Точнее, укатила.
- Ну вот, это теперь твой новый дом, - с улыбкой сказал директор. В этих словах было гораздо больше смысла, чем он думал. Дверь с легким скрипом открылась, инвалидное кресло протолкнули внутрь. Взору Мирабель (она никак не могла привыкнуть к новому имени) предстала светлая комната, девочки, что до этого весело щебетали, сидя на полу в кружочек, тут же затихли и встрепенулись.
- Прошу любить и жаловать. Теперь она будет жить с вами, знакомьтесь, дружите и не ссорьтесь, - директор все так же улыбался.
Альбинос опустила голову, задумчиво изучая собственные колени, закрытые черной юбкой. Жить. Все. Жить.
Что сказать дальше, мужчина не знал, а парни молчали. Поэтому, молча положив рюкзачок Мирабель на кровать, ее оставили в комнате. В комнате повисла неловкая тишина, девочки критичными взглядами изучали новую соседку. Мирабель же беззвучно плакала от страха и желания увидеть родителей.
- Привет, - вдруг сказала одна из них. Русые кудряшки, длинная футболка и шорты. Чем-то она была похожа на мальчика-хулигана со двора. Две ее товарки остались молча сидеть.
- Как тебя зовут?.. -заговорившая ласково улыбнулась, вставая на ноги и подходя к альбиносу. Увидев, что ее плечи характерно подрагивают, кудрявая растерялась.
- Ну чего ты? Не плачь. Все же хорошо. Это наш Дом, тут нам всем будет хорошо, - она наклонилась и обняла Мирабель. Девочка этого не ожидала, отчего задрожала еще сильнее и... обняла ее в ответ.
Они стояли так около минуты - кудрявая неудобно согнувшись, а Мирабель - утыкаясь в ее плечо и тихо плача. Наконец-то слезы ушли. В груди разлилось что-то странное. Что она еще не могла понять. Просто оно было и все. Мальчик-хулиган выпрямилась и дружелюбно улыбнулась альбиносу:
- Так как тебя зовут?
Мирабель молчала, вопросительно глядя на на нее. Чуть склонила голову даже набок. От этого кудрявая снова немного растерялась.
Пару секунд Мирабель думала, задавала вопрос сам себе. Кто она теперь - без мамы, без папы, без брата. Именно. То самое.
Девочка протянула руку в сторону стола с тетрадками, ручками и листами бумаги. Кудрявая поняла ее и подала лист бумаги и ручку. На нем альбинос старательно, медленно вывела "Снежок".


II. НАРУЖНОСТЬ:


Связь с Вами:
627548944

✔ Частота посещения:
По обстоятельствам, но как можно чаще

✔ Опыт игры:
Около четырех лет

Отредактировано Снежок (Воскресенье, 25 августа, 2013г. 13:32:58)

+2

2

Рады сообщить, что Дом признаёт Вас своим и Принимает.
Для того, чтобы стать полноценным жителем, Вам обязательно следует отметиться в списке, оформить в бухгалтерии личные документы, познакомиться с состайниками, выяснив с ними отношения, заказать, в случае необходимости, фото на документы, а так же обязательно узнать о ближайших мероприятиях, которые подготовил для Вас Дом.
И помните: если Вы приняли решение войти в Дом, не оставляйте его, идите до конца. Обещаете? Пообещайте, и никогда не забывайте об этом обещании, ведь...
...сказать «да» просто, намного проще, чем всё время об этом помнить.

0


Вы здесь » Дом, в котором... » Ушедшие до Выпуска » говорите, я молчу.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC