Дом, в котором...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дом, в котором... » Ушедшие до Выпуска » Магдалена Отс. Самый громкий крик – тишина (с)


Магдалена Отс. Самый громкий крик – тишина (с)

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

I. ДОМ:

✔ Имя и фамилия:
Магдалена Отс
Вскоре после появления в Доме получила кличку Лягушка, которая, впрочем, долго не продержалась. Ныне зовется Путницей. Также откликается на Пятницу, Спутницу и Путаницу – домовцы горазды выдумывать переделки чужих кличек. Как отшучивается сама девушка: «Главное, чтобы Супницей не прозвали». 

✔ Возраст:
16 лет

✔ Стая, комната:
Крыло девушек
Комната с тремя соседками
Путницей прозвана не случайно, любит впотьмах бродить по Дому, часто ночует за пределами собственной комнаты. Девушку видели спящей в чужих комнатах, в общем коридоре, в классной комнате и даже где-то на лестнице.

✔ Биография:

1. Детство

Девочку назвали Магдаленой. Автором идеи был папа, это имя напоминало ему о любимой старшей сестре, которая вот уже лет пять как уехала за океан и теперь присылала оттуда редкие письма, полные душевной теплоты и воспоминаний. Мама хотела назвать дочку Катажиной в честь собственной бабки, о других же вариантах и знать не хотела. И в этом нет ничего необычного, имя первенца всегда вызывает жаркие споры. Спорили они долго: ругались, мирились, а затем снова ругались – и ходить бы девочке безымянной, если бы новоиспеченным родителям не пришла в голову спасительная мысль. Они решили кинуть монетку. Решку нарекли одним именем, орел – другим. Мгновение неопределенности, и – вуаля! – девочка становится Магдой, судьбоносная монета – талисманом, а родители клянутся друг другу, что никто и никогда не узнает об этой истории.
Магдалена Катажина Отс родилась в семье Анджея Отса и его супруги Марты, урожденной Кострович. Глухонемая швея и школьный учитель, они были странной парой, но искренне любили друг друга. Про таких говорят «противоположности сходятся» - и противоположности сошлись, организовали гармоничный союз и завели ребенка. Дочка была на редкость спокойным младенцем. Она чаще улыбалась, чем плакала, чаще спала, чем бодрствовала и очень любила смотреть в потолок и тянуться куда-то вверх маленькими пухлыми пальчиками. Но самое главное, она была совершенно здоровой. Узнав результаты обследования, Марта, опасавшаяся, что ее недуг может передаться по наследству, расплакалась от счастья и долго не могла успокоиться.
Когда Магде было чуть больше года, у нее появилась маленькая сестренка. Малышка родилась слабенькой, недоношенной, поэтому ей, а вместе с ней и матери, пришлось надолго задержаться в больнице. Спасать растерявшегося отца семейства приехала бабушка Агнешка. Бросив дом в деревне, хозяйство и деда, она некоторое время жила с зятем и внучкой, а потом и вовсе забрала Магдалену к себе. Постепенно Магда привыкла жить на два дома: чаще всего она жила у дедушки с бабушкой и лишь несколько раз в году возвращалась в город – в те дни, когда маму с сестренкой выписывали из одной больницы, чтобы через пару недель их осмотрели в другой.
В деревне девочке нравилось все: и дедушка Тадеуш, рассказывающий сказки, и кошка, с которой было так приятно засыпать в обнимку, и гогочущие гуси, каждое утро поднимавшие галдеж за забором, и, конечно, знаменитые бабушкины пирожки с вишней. Мир казался огромным, полным тайн и чудес. Прямо за забором шумел лес, куда любили бегать местные детишки, дедушка Тадек часто ходил туда вместе с внучкой, показывал полянки земляники, учил отличать поганку от сыроежки, рассказывал о деревьях и травах, о диких зверях, что живут в самой чаще, и о духе-хранителе леса, лешем. Раскрыв рот от удивления, Магда слушала рассказы и верила каждому слову. Что в лесу живет леший, в доме – домовой, а в воде – водяной; что у каждого дома на самом деле есть живая душа, только где-то эта душа еле теплится, а где-то вовсю кипит, отгоняя чужаков и наказывая виноватых; что в самую волшебную ночь в лесу зацветает колдовской цветок папоротник, исполняющий желания. Слушать про папоротник Магдалена любила больше всего: ей нравилось думать, что когда-нибудь, как только подрастет, она отправится в ночной лес, найдет волшебный цветок, и пожелает маленькой сестричке здоровья.
В раннем возрасте у девочки проявилась синестезия – любой услышанный или высказанный звук вызывал в сознании множество цветовых пятен, полос и линий. Магдалена принимала это как должное, ей казалось, что другие видят то же самое, просто не говорят об этом. Магде нравилось слушать и наблюдать, как смешиваются краски, образуя все новые и новые сочетания.
Шло время. Магда росла, познавала мир, училась у деда и бабки, чему могла. Наконец, настал день, когда девочка набралась храбрости и отправилась в лес за колдовским цветком. Было ей пять лет и три месяца. Тем вечером дед отлучился в гости к соседям, а бабушка еще на прошлой неделе уехала в город на помощь папе; время было самым подходящим. Магдалена никогда не бывала в ночном лесу – до этого момента. Ей было страшно, ужасно страшно, идти в темноту, подсвечивая себе маленьким фонариком на цепочке, ступать по сухо трещащим веткам, испуганно приседать, услышав разорвавший тишину птичий крик. Ей было очень страшно, маленькой храброй девочке. Будь ее воля, она бы ни за что сюда не пошла. Но идти пришлось. Магда делала это не ради себя, нет, ради младшей болезненной сестренки, которую безумно любила, хотя и видела несколько раз в год. Магдалена мечтала об ее выздоровлении. И если ради этого нужно найти в темном лесу цветок папоротника, попросить о помощи лесных духов, получить от бабушки с дедушкой наказание… Это ведь не самое страшное, что может случиться в жизни, правда?
Возвратившись в потемках и не найдя внучку дома, дед решил, что она отправилась ночевать к одной из подруг. И лишь наутро,  увидев, что деревенские девчонки в сборе, не хватает лишь его кровиночки, запаниковал. Начались поиски. Нашли Магдалену ближе к вечеру. Точнее, она нашлась сама. Вышла из леса навстречу поисковой группе и прошептала на ухо бросившемуся ее обнимать дедушке: «Я нашла волшебный цветок, теперь все будет хорошо».
Впервые в жизни Магду выпороли. А потом отправили в город, к родителям. Вскоре после этого маму и сестренку выписали из больницы. Врачи говорили, что экспериментальное лекарство подействовало, укрепив иммунитет девочки, мать благодарила Бога за то, что он услышал ее молитвы, и только пятилетняя Магдалена знала, что на самом деле произошло. Просто она правильно попросила, и волшебный цветок исполнил желание.
В жизни семьи началась светлая полоса. Магда снова жила вместе с мамой и папой, заново знакомилась с младшей сестрой, рассказывала ей дедушкины сказки. И ей совершенно не мешало, что маленькая Каролина, как и мама Марта не могла говорить, главное – могла слышать. Девочки быстро подружились. Дети легко учатся, и Магдалена, уже знавшая к тому моменту основы языка жестов, вскоре заговорила на нем наравне с младшей. На шестой день рождения Магде подарили монетку-талисман. Родители долго переглядывались, и было это ужасно смешно, а потом сказали, что благодаря этому маленькому кусочку металла их дочь получила свое имя. Девочка часто вспоминала тот чудесный день: праздничное платье мамы, измазанные в торте ладошки Каролины и улыбку папы, добрую и ласковую. Эта улыбка особенно часто снилась ей потом, после смерти отца.
Случилось это вскоре после дня рождения, и трех месяцев не прошло. Вечером, в час, когда отец обычно возвращался с работы, в дверь позвонили. Магда выглянула в прихожую и увидела у порога полицейского, усатого дядьку с грустным лицом. Бабушка попросила ее вернуться в комнату и поиграть с сестрой, девочка послушалась. Впрочем, Каролинка вскоре занялась рисованием, а Магдалена, не утерпев, на цыпочках вышла в коридор и приложила ухо к прикрытой двери. Звук доносился плохо, но некоторые слова можно было услышать – «сожалею», «виновник скрылся» и «дорога». Испугавшись приближающихся шагов, девочка юркнула обратно. Туда, где рисовала сестренка, где из окна доносился уличный шум и где еще не прозвучали обычные слова, наполненные страшным смыслом.
Потом им, конечно, все объяснили. Потом, но не сразу. Вначале бабушка просто сказала, что папа пока не придет, и отвезла девочек в деревню, к деду. Младшая сестра знакомилась со сверстниками и  гладила кота на крыльце, а старшая сидела в доме, ждала вестей и вспоминала мельком услышанные бабушкины слова «дорога забрала» А еще – думала. Что случилось с папой? Увидит ли она его снова? И причем здесь дорога? Проклятущая «дорога» не давала Магде покоя: то являлась во снах, то проглядывала на книжных страницах, то звучала из соседского окна. Представлялась и узенькой лесной тропкой, и широкой автомагистралью, и железными рельсами, и тонкой леской, натянутой между облаками. К тому времени, когда девочек вернули в город и рассказали им о гибели отца, Магдалена уже точно знала, что такое эта таинственная дорога, забирающая людей. И даже придумала особенный жест, символизирующий Дорогу, что-то среднее между «уйдешь, не вернешься» и «путь без конца и начала»

2. Школьные годы

После произошедшего повседневная жизнь семейства Отс сильно изменилась. Бабушка, оставив дом на деда, окончательно переехала в квартиру к дочери. Помощь пожилой женщины была незаменима: она следила за порядком в квартире, готовила внучек к школе и пыталась вытащить дочь из депрессии. Мало-помалу жизнь стала налаживаться, и к семилетию Магдалены Марта смогла одолеть депрессию и вновь стала зарабатывать на жизнь шитьем.
Соседки прозвали их «женским царством». Название было очень точным и вполне подходящим: бабушка, мама, две девочки-погодки, даже приблудившаяся кошка – все обитатели квартиры 42 были женского пола. Соседями они были тихими и беспроблемными, хотя и немного странными. Ну, да с кем не бывает!
Магдалена была примерной и ответственной девочкой, хорошо училась, заботилась о младшей сестре, помогала маме. Училась шить и рукодельничать; ей хорошо удавалась работа с мелкими деталями и элементами оформления. Играла на фортепиано –  бабушка несколько раз в неделю водила девочку в музыкальную школу. На лето вместе с сестрой и бабушкой уезжала в деревню. Друзей у Магды было немного. В школе ее приняли прохладно, поэтому девочка чаще общалась с дворовыми детьми, хотя их отношения были больше приятельскими, чем дружественными. Лучшей подругой Магдалена считала сестру. Сестры проводили вместе основную часть времени, разлучаясь лишь на время учебы: младшая ходила в специализированную школу, а старшая – в общеобразовательную.
Жизнь Отсов текла размеренно, неторопливо, пока мать семейства не встретила новую любовь. В соседнюю квартиру въехал новый жилец. Янош Коморовский, яркий и энергичный мужчина, времени даром не терял – уже через год после знакомства влюбленные сыграли свадьбу. А еще через год на свет появилась Беата Коморовская, третья и самая младшая сестра. Магде в то время едва исполнилось 12. В связи с рождением ребенка денег в семье стало не хватать. Магдалене пришлось оставить музыкальную школу, не доучившись последний год.
Отношения с отчимом у Магды не сложились. Беату он обожал, Каролину считал славным ребенком, а Магдалену не то, что бы недолюбливал, скорее игнорировал. Постепенно девочка стала эдаким человеком-невидимкой. Янош ее не замечал, а Марта всю свою материнскую любовь и нежность уделяла новорожденной. Если бы не бабушка и сестра, Магда чувствовала бы себя совсем ненужной. Большую часть времени девочка стала проводить за пределами квартиры. Она бродила по улицам, сидела за книгами в читальном зале, старалась задержаться в школе – все, что угодно, лишь бы не видеть равнодушный взгляд отчима. Магдалена искренне не понимала причину подобного к себе отношения и ей это очень не нравилось.
Потом она поняла – отчим считает ее не просто странной, а больной. Все выяснилось, когда в один из дней он и мама отвели Магду на прием к психиатру. Доктор ожидаемо не нашел ничего странного: синестезия не болезнь, а свойство организма. Коморовского это не успокоило. Начались безрезультатные хождения по врачам; бесполезные – потому что ничего опаснее запущенного сколиоза медики не находили. Ослепленная любовью Марта не осознавала, как выглядят со стороны эти бесконечные обследования, не чувствовала, что своим бездействием губит жизнь дочери. Она небрежно отмахивалась от попыток родных раскрыть ей глаза, несколько раз серьезно ссорилась с матерью. Магдалена и раньше не была чересчур общительной, теперь же она и вовсе замкнулась в себе. Долго так продолжаться не могло.
Гром грянул, когда Магде стукнуло 13: у матери обнаружили рак. Болезнь развивалась стремительно, быстро прогрессировала. В семье начались финансовые трудности, и отчим предложил решение, изменившее судьбу Магдалены и ее сестры. Единственным выходом, по его мнению, было отдать старших девочек в детский дом. И мать согласилась.
Детей не могли оставить бабушке с дедушкой: у стариков было слабое здоровье и неподходящие жилищные условия. Вдобавок в деревне, где они жили, не было школы. Вот и пришлось Магдалене с Каролиной сменить родные пенаты на казенный дом.
Детский дом, куда вначале поместили сестер, был скорее приемником-распределителем, нежели стандартным домом. Он располагался в родном городе Магды. Первое время их навещали мать и бабушка, позднее – только бабушка. Девочки привыкали к новому месту, к чужим равнодушным людям и детям, ожидающим распределения по другим детдомам. Магда знала, что скоро им с Линкой придется расстаться, поэтому пыталась запомнить каждое мгновение, проведенное с сестрой. Через несколько месяцев девочек разлучили.
Прощание с сестрой получилось коротким, но очень болезненным. Магдалену увезли в детский дом, расположенный вдалеке от родного города. Девочке было чрезвычайно трудно найти общий язык с другими воспитанниками дома. Для них она была слишком странной, слишком чужой; не такой, как они. Полтора года, которые Магда провела в этом месте, не смогли сблизить ее с остальными. Она читала книги – они смеялись над этим, она рассказывала истории – они называли ее «безумной сказочницей», она нравилась воспитателям – они считали ее подлизой. Магдалену искренне не понимали. Почему она улыбается, когда ее пытаются обидеть? Почему лопочет о какой-то «дороге», которая не дает ей уйти из дома? Почему не смотрит в лицо, когда к ней обращаются? Ну, почему?!
Со временем странную девочку стали побаиваться. Она не участвовала в драках, не проявляла силу или агрессию, но от ее взгляда, устремленного сквозь предметы, и непонятных фраз становилось жутко. Магдалена могла точно предсказать, кого из детдомовцев переведут в другое учреждение или кто из воспитателей собирается уволиться. А на вопросы, откуда она это узнала, отвечала одной-единственной фразой: «От них пахнет Дорогой».
Смешно и грустно, но Магда не сумела почувствовать изменение собственной Дороги. А было это так…

За полтора года пребывания в детском доме Магдалене каким-то чудом удавалось избегать открытых столкновений и конфликтов. И вот теперь это чудо закончилось.
Подойдя к кровати, девушка увидела, что в ее вещах кто-то успел хорошенько порыться. Некогда аккуратно сложенная одежда ровным слоем устилала пол под кроватью, на спинке стула висела потрепанная тетрадь. Скромные украшения, доставшиеся от матери были раскиданы по кровати, простыня отсутствовала. Даже дураку было бы понятно, что большая часть вещей сделала ноги, а Отс можно было назвать как угодно, только не дурой.
- Кто это сделал? – девушка отвернулась от беспорядка и принялась вглядываться в лица ухмыляющихся соседок. – Зачем?!
- Что, решила наконец-то узнать, как мы выглядим? – съязвила ближайшая из них, тощая длинная девчонка в узенькой юбке.
- А тебе какое дело? – перебила ее другая, толстуха в зеленом балахоне. – Пойдешь восподам жаловаться, а?
- Я никогда никому не жаловалась, - тихо, но твердо сказала Магда. – Вам что, делать нечего? Раньше на меня и внимания не обращали, а теперь решили сделать козлом отпущения?!
- Козой, - захихикали из дальнего угла.
- Заткнись, - небрежно процедила тощая, в углу затихли. – Не жаловалась она. А кто Галку заложил? Почему ее от нас переводят, из-за «дороги» твоей?! Не поверю!
- Я же говорила, говорила, что кто-то настучал, - не унималась обладательница балахона. – Точно она, зуб даю!
- Докатились, - Качнула головой Магдалена. – У своих воруете.
- Это ты, что ли, своя? – издевательски спросила толстуха. – Да таких «своих» гнать надо! И потом…это не воровство, это…как его…
- Плата за моральный ущерб, - подсказала тощая. – Виноватая, так плати.
- Дура ты, - почти ласково сказала Магда. – Вы все тут дуры.
Ей вдруг стало так легко и свободно, как не было уже давно. Драки было не избежать – слова соседок были покрыты неприятным черно-грязным налетом, из-под которого еле проглядывали багровые потеки букв. Ей предстояло сражаться за свою правоту, за место в этом здании, среди этих людей. Магдалена всегда была мирным человеком, но сейчас она предпочла об этом забыть.
- Ах ты, - толстая подстрекательница поперхнулась собственными словами и коровьими глазами уставилась на Магду. – Ты же…ты никогда…ты…
- Ах, так! – тощая вытащила из-за спины непонятный сверток и приготовилась ударить им о спинку кровати. – Начнем с этого.
В свертке Магдалена с ужасом опознала керамическую окарину, вещь хрупкую и очень важную. Этот музыкальный инструмент ей подарила бабушка в день десятилетия.
Легким движением Магда вырвала драгоценный сверток из рук не ожидавшей такой прыти соперницы и, размахнувшись, кинула его к себе на кровать. Увернуться от ответного удара она уже не успевала…
Окарина в драке не пострадала, самой Магдалене не повезло больше. Выпустив копившиеся годами обиды и ярость на подвернувшихся соседок, девушка не только сумела отбиться, но и нанести им неслабые повреждения. Впрочем, ей тоже досталось: эту победу Магда оплатила сложным переломом ноги и сотрясением черепа. А еще знанием,  что девушки в инвалидных колясках очень опасные противники.

Конечно же, они ни в чем не признались. Магдалена вдохновенно лгала врачам, что упала с лестницы, и эти вот трое тоже…упали. Пытались удержать Галку, да-да, вот эту, в инвалидной коляске, от падения и сами не удержались. Загремели все вместе, такие дела.
Врачи сделали вид, что поверили. Отс приняла вид человека, у которого все в порядке. А ее недавние противницы, не сговариваясь, хором пообещали навещать ее в больничном крыле. И, что самое интересное, слово свое сдержали.
С того самого момента отношение к Магдалене со стороны домовцев изменилось с нейтрально-отрицательного на явно положительное. Девушку наконец-то признали своей. Но было уже поздно. Узнав о переломе и последующей операции – для более прочной фиксации отломков внутри ноги поместили металлический штифт – в казенный дом примчался отчим и договорился с заведующим о переводе падчерицы в другое учреждение. Через три месяца, когда перелом немного сросся, пришлось Магдалене собирать вещи и под конвоем «любящего родственника» отправляться в следующий детский дом. Впрочем, просто уйти ей не дали. Старые недруги, как-то неожиданно ставшие новыми друзьями, устроили для Магды ночь прощания с рассказыванием историй и финальным вручением подарков. Таким образом, Магдалена обзавелась лишней сумкой вещей, подаренных от всего сердца; вещей, которые она пока не успела разобрать.

3. Дом, в котором…

Коморовский шел по коридору с такой скоростью, словно за ним по пятам гналась свора бешеных псов. Небрежным жестом бросив сумку падчерицы на пол, он смерил взглядом дорожку выпавших из приоткрытого кармана вещей и исчез за дверью, бросив напоследок: «Не вздумай никуда уходить».
Магда криво ухмыльнулась ему вслед и медленно направилась к брошенной сумке. Идти было тяжело: одна рука была занята большим пакетом, вторая – с силой опиралась на трость. Перелом успел срастись, но бедро по-прежнему болело. Девушке разрешили встать с постели лишь несколько недель назад; ни один врач не разрешил бы ей так нагружать ногу, тем более – таскать при этом тяжести. Впрочем, отчима это ничуть не волновало.
Магда аккуратно опустила пакет на сумку, а потом привалилась к стене, устало прикрыв глаза. Двигаться совершенно не хотелось. Долгий переезд вымотал все силы, оставив на донышке души единственное желание – спать. И чтобы никто не трогал. Несколько минут – или жизней – спустя Магдалена вынудила себя оторваться от стены и отправиться собирать вещи. Выйдя из директорского кабинета, милый родственничек не упустил бы шанса потоптаться по ним. Да еще с таким брезгливо-удивленным выражением лица, присущим только ему.
С трудом добравшись до ближайшей вещи, странного зеленого балахона, Магда накинула его на плечи и попрыгала к следующей. Пострадавшая нога болела, здоровая гудела, а голова шла кругом – не стоит удивляться, что девушка совершенно не обращала внимания на происходящее вокруг. Зря.
- Эй, дружище, отгадай загадку, - раздалось где-то неподалеку. Магдалена, как раз наклонившаяся за последним предметом, ожерельем из бусин и бисера, от неожиданности чуть не пропахала носом пол. – Маленькое, зелененькое и прыгает, что это такое?
- Лягушка, - басовито ответил второй голос.
Магда выпрямилась и повернула голову к источнику звука. В дальнем конце коридора возникли двое, длинный тощий парнишка в кожаной куртке и парень-колясник.
- Молоток, - взмахнул руками длинный. – Будешь ей крестным. Так сказать, прощальный подарок Дому. И не спорь! Кто всю неделю ныл, что уходит из этого чудного места, не оставляя о себе памяти?
- Хорошо, - немного подумав, колясник согласно мотнул головой. – Пусть будет Лягушка.
- Так, девочка, запомни, - длинный неторопливо приблизился к удивленно застывшей Магдалене и положил руку ей на плечо. – Вот этот замечательнейший зануда в тарантасе – твой крестный, он дал тебе имя, которым тебя будут здесь звать. Ты теперь Лягушка, поняла?
- Поняла, - обалдело кивнула Магда.
- Меня зовут Кастет, - обладатель баса и коляски нагнал приятеля и остановился рядом с девушкой. – И запомни самое главное правило этого места…
- Стой, ты что делаешь? – перебил его тот.
- Не мешай, - отмахнулся колясник, и длинный замолк. – Так вот, запомни главное – полюби Дом больше, чем себя. И тогда он тебя примет. Нет – надолго не задержишься.
Магда… Нет, теперь уже Лягушка, с интересом посмотрела на своего крестного. Ей хотелось задать ему множество вопросов, но судьба, видимо, была против. Стук некстати распахнувшейся двери директора поставил точку в едва начавшемся разговоре.

Так сложилось, что Магдалена получила первую свою кличку еще до официального принятия в Дом. Она не видела домовцев за исключением крестного и его приятеля, потому что сразу после крестин загремела в Могильник. Сначала на обследование, а позже, без перерыва, на лечение. Исцеление сломанной ноги сильно затянулось из-за нагрузок, связанных с переездом, поэтому около месяца Лягушка лежала в своей постели, перебирала подаренные вещи и пыталась полюбить Дом, который толком даже и не видела.
На некоторое время Лягушку выпустили из застенков Могильника. Она успела занять кровать в выделенной ей комнате, увидеться с соседками и по-настоящему познакомиться с Домом. Познакомиться и влюбиться. Лягушка бродила по коридорам, разглядывала стены и потолок, видела цвета чужих голосов, и понимала, что это место особенное. Дом напоминал о дедушкиных сказках, которые Магда любила слушать в детстве. Он говорил и молчал, ежеминутно изменялся и оставался неизменным, был просто зданием и центром жизни множества людей. Постепенно Лягушке стало казаться, что она всегда стремилась сюда и вот теперь, после множества испытаний, наконец-то достигла цели своего путешествия.
Девушка вновь оказалась в Могильнике, когда пришло время вынимать штифт. Операция прошла успешно, уже через пару дней Лягушке разрешили встать с постели и сделать несколько кругов по комнате. А потом выпустили в мир.
Вскоре после этого девушка исчезла. После операции она неуловимо изменилась. Пауки, проводившие осмотр, конечно, ничего не заметили, а вот домовцы почувствовали. Поворот головы, жесты рук, манера говорить – все это было таким же, и немного другим. Первым делом, Лягушка разобрала подаренные в казенном доме вещи. Что-то раздала, что-то выменяла, что-то оставила себе. И ушла в наружность.
Вернулась она на третий день, ближе к вечеру. Чумазая, с поцарапанными босыми ногами и руками в синяках, Лягушка производила сильное впечатление. Когда воспитатели увидели ее, растрепанную, с висящими на шее кроссовками, связанными за шнурки, они не поверили своим глазам. А хорошая девочка Магдалена Отс шлепала по коридору, оставляя на полу комья земли и грязные следы, и улыбалась.
Дальше все было совсем неинтересно. Девушку отмыли, осмотрели, заперли в одной из комнат Могильника, а потом вызвали отчима. Коморовский орал, размахивал руками, топал ногами, высказывая падчерице все, что думает о ее поведении. Лягушка болтала ногами, с интересом рассматривал плинтус и отмалчивалась. Прооравшись, отчим уехал, не отказав себе в удовольствии напоследок громко хлопнуть дверью. После серии душеспасительных бесед девушку, наконец, выпустили из Могильника. В очередной раз. И тогда она пообещала себе, что постарается больше сюда не попадать.
Стоило Лягушке вернуться в комнату, как она узнала, что ее окрестили по новой. В самом деле, разве может человек, ввязавшийся в такое замечательное приключение, носить такую банальную кличку? Так Лягушка стала Путницей.
К нынешнему моменту Путница провела в Доме год и два месяца. Здесь она справила шестнадцатилетие и смогла найти настоящих друзей, которых у нее никогда не было. Если бы не периодические визиты ненавистного отчима, девушка назвала бы Дом раем на земле. Впрочем, она и так считает его больше, чем просто зданием на пустыре. Дом  - это Дом, иначе не скажешь. Здесь любят рассказывать истории и слушать сказки, здесь суеверия обрастают смыслом, а магия и проклятия перемежаются лечебными процедурами и обедом в общей столовой. Здешние стены имеют больше души, чем все Ящики и Пауки, вместе взятые. И Путница любит этот мир, как и завещал уехавший из Дома Кастет, любит больше, чем саму себя.
В полусказочной реальности для полного счастья Магде не хватает лишь одного человека, сестры. Но среди чужих незримых Дорог она чувствует ту самую. Пульсирующую, изменяющуюся, знакомую, пока еле различимую, но с каждым днем становящуюся более явной. Путница знает, что рано или поздно этот Путь приведет к ней Каролину. Знает и ждет. Ждет и верит.

✔ Характер:
Спросите у любой воспитательницы женского крыла, кто из их подопечных наиболее безобиден. Путница – ответит большинство. Маленькая, худенькая, тихая девушка. Умная – все время с книжкой, трудолюбивая – умеет шить и рукодельничать, вежливая – никогда не перебивает. А еще неконфликтная – не лезет в драку. В общем, хорошая девочка, хоть и немного странная.
Да, Путница создает достаточно странное впечатление. Эта девушка любит молчать и наблюдать, быть неподалеку и довольствоваться самим фактом полученного знания. Знать чужие тайны и ни словом, ни взглядом не выдавать их никому, даже самой себе. Путница, потому и Путница, что может зайти в любую комнату, открыть любую дверь, и никто не скажет ей худого слова. Наоборот – пригласят остаться и нальют душистого чая. Она может часами слушать чужие разговоры, вперив взгляд куда-то в стену, застыть и смотреть в одну точку, сквозь предметы и людей, а потом внезапно оттаять и начать рассказывать завораживающие истории. Путница черпает вдохновение из Дома, из стен, из когда-то прочитанных книг, даже из мельком услышанных по телевизору фраз – и придуманные ей сказки можно слушать много ночей подряд, как визирь слушал Шахерезаду. Она – та, кто делает добрые дела и не просит ничего взамен. Потому что нельзя, потому что сами все предложат и сами все дадут – и предлагают, и дают, и уважают, хотя Путница живет в Доме без году неделю. Ее знают, ей доверяют, и даже многочисленные странности девушки не способны поменять отношение к ней. За короткий год, проведенный здесь, она стала своей – потому что каждое слово, каждое движение Путницы наполнено искренностью. Она любит Дом больше, чем себя, и обитатели Дома отвечают ей взаимностью.

Путницу легко не заметить или не принять всерьез. Эта тихая неприметная девушка довольствуется вторыми ролями и не любит привлекать к себе внимание. Попусту не болтает, предпочитает слушать и молчать, лишь изредка разражаясь странными малопонятными фразами или жестами. Впрочем, умеет поддержать разговор, особенно если ей интересна тема или личность собеседника. Постороннему человеку воспитанность и тактичность девушки могут показаться робостью, но это не так. В общих вопросах Путница уступчива, но точку зрения на важные для неё вещи будет твёрдо отстаивать. В такие моменты проявляет поистине ослиное упрямство, граничащее с твердолобостью. Девушка верна своим убеждениям, но умеет уважать позицию других. Никогда не навязывается – иногда достаточно просто молча посидеть рядом, чтобы человек почувствовал, что его поддерживают и понимают. Не любит давить, насильно убеждать, под избыточным давлением со стороны уходит в себя, замыкается.
Терпелива. Привыкла быть старшей сестрой – ответственной, заботливой, всегда готовой помочь – и никак не может избавиться от этой привычки. Предпочитает проявлять эмоции без лишних свидетелей, зачастую реакция на случившееся догоняет её уже после происшедшего.
Обучаема и понятлива, тянется к знаниям, большая часть приобретённых знаний - глубокие, но неравномерные. Сообразительна, обладает хорошей памятью; больше прислушивается к интуиции, нежели к логике. Иногда любит пофилософствовать – не важно, вслух или мысленно – в такие моменты становится задумчивой, а временами кажется, будто девушка ничего и никого не замечает. Заинтересовавшись чем-то, отдаёт новому увлечению всё своё время. Любознательна, ей нравится узнавать что-то новое.
Обладает хорошей фантазией. Суеверна, знает множество примет и традиций, зачастую придумывает их сама.

✔ Внешность:
Прототип: Saoirse Ronan
Девушки бывают разными. Есть красавицы, от которых глаз не отвести, есть страшненькие и непривлекательные, на этих без слез не взглянешь, есть самые обыкновенные, и они встречаются чаще, чем красотки и уродины. А еще есть незаметные – такие, как Путница.
Она не любит находиться в центре внимания, не станет лезть в гущу событий, пытаясь высмотреть, что же стряслось. Зато вы всегда сможете найти ее неподалеку, подпирающей стенку, обживающей подоконник или сидящей у входа в одну из комнат. Время от времени девушка будет искоса посматривать на происходящее, и это не станет казаться проявлением жадного любопытства, скорее – легким интересом, а потом уйдет незаметно, так же, как и пришла.
Путница становится заметной лишь тогда, когда приходит пора рассказывать истории. В такие моменты лицо ее озаряется внутренним светом, а негромкий певучий голос очаровывает. И вы видите очень даже симпатичную девушку с изящными чертами лица, прямым, чуть заостренным носом, и щеками, покрытыми россыпью мелких, едва заметных на бледной коже веснушек. Ее задумчивые серо-голубые глаза обычно устремлены вдаль и, кажется, способны увидеть то, что не дано другим. Путница не любит всматриваться в чужие лица, взгляд ее трудно поймать – разговаривая, смотрит не в глаза собеседнику, а куда-то вбок, мимо него, но это не значит, что она вас не слушает. Когда же собеседник замолкает, девушка может позволить себе разок-другой взглянуть на него, однако, делает это достаточно редко. Мало кто из домовцев всматривался в эти глубокие, мудрые и совсем недетские глаза, а из воспитателей и вовсе никто.
Русые волосы Путницы до прихода в Дом едва достигали плеч, теперь же они опускаются ниже лопаток. А еще – едва заметно пахнут травами. Перед сном девушка заплетает косы, в особых случаях собирает волосы в пучок, оживляет их лентами, а в остальное время оставляет распущенными. Иногда, чтобы распущенные волосы не лезли в лицо, заплетает из боковых прядей тонкие косички и вплетает в них перышки, продырявленные монетки или что-нибудь столь же необычное. 
Невысокая худощавая Путница весит немного, выглядит хрупкой и маленькой и из-за этого кажется младше своих 16 лет. Впрочем, на фоне некоторых скелетообразных обитателей Дома она – человек почти обыкновенный и вполне здоровый. Движения девушки быстры, порывисты, но точны; когда же ее внимание поглощено чем-то интересным, они становятся более плавными, чуть замедленными и почти нежными. Голос мягкий, бархатистый, богатый интонациями. И обязательно негромкий. Осанка прямая – носит медицинский корсет, назначенный из-за прогрессирующего сколиоза.
Больше всего внимания в облике Путницы привлекают руки. Длинные и тонкие, с узкими кистями и гибкими живыми пальцами с неизменно короткими ногтями. Руки эти живут, разговаривают, танцуют, выстукивают на различных поверхностях странные нездешние ритмы. Разговаривают они в прямом смысле слова – в разговоре девушка легко переходит от обычной речи к жестовой, зачастую не замечая этого. В такие моменты на губах ее играет легкая полуулыбка.
Путница предпочитает выбирать одежду в собственной, только ей присущей манере, зачастую шьет вещи сама. Ей нравятся длинные юбки, закрывающие ноги, желательно с оборками или карманами - то ли стесняется вида собственных конечностей, то ли, что более вероятно, не хочет показывать окружающим шрам, оставшийся после перелома. Юбки эти шьет себе сама, ловко пряча под слоями ткани потайные карманы, куда при обыске так удобно прятать небольшие предметы, свои и чужие. В крайнем случае, может надеть джинсы, но уж точно не короткую юбку. Носит кофты, рубашки и майки с короткими рукавами. Открытые руки бережет, прячет в складках юбки. Время от времени разрисовывает их чернилами или хной: обрывки фраз, изображения сказочных деревьев с переплетенными корнями и ветвями, листья, травы, какие-то знаки, орнаменты, змеящиеся по венам – от запястья и до плеча, оставляя незаполненными лишь локти да кисти рук. С наступлением холодов кутается в длинную шаль с бахромой, когда-то подаренную бабушкой. Бахрома местами выщипана, местами осыпалась, но большая ее часть осталась на месте. Когда-то цветастая, теперь шаль выцвела до однотонного, охристо-коричневого цвета, даже рисунок не разглядеть. Если судить непредвзято, штука эта больше похожа на плед, но владелица упрямо именует его шалью.
Обувь предпочитает удобную и заранее приготовленную. Для зимы – теплые ботинки, для осени – растоптанные кеды, а для весны и лета – старенькие балетки. Для парадных случаев есть самодельные мокасины, собственноручно расшитые бисером и цветными нитями. Любит ходить по Дому босиком, особенно, когда отправляется бродить по коридорам в ночные часы. Ходит Путница мягко, почти неслышно. Зная, что многие обитатели Дома предпочитают заранее знать о приближении постороннего, а не неожиданно обнаруживать его у себя за спиной, носит различные украшения, своим звоном оповещающие о ее присутствии. Чаще всего роль сигнальных колоколов исполняют бусы, длинные серьги или ножной браслет с бубенчиками; в качестве тяжелой артиллерии используется плетеный пояс с массивной пряжкой и специально для такого дела прицепленными гремучими висюльками. Принципиально не носит украшений на руках.

✔ Заболевание:
Сколиоз

Сколиоз

Сколиоз – это сложная деформация позвоночника, при которой происходит боковое искривление его в плоскости спины и скручивающее вращение позвоночника вокруг своей оси. Это асимметрия тела, не только искривление позвоночника, но еще и выступающие с одной стороны (справа или слева) лопатка или ребра. Такая асимметрия особенно заметна, когда человек наклоняется вперед со свободно опущенными руками.
Запущенный сколиоз опасен необратимыми изменениями в позвоночнике, деформации могут привести к возникновению реберного горба, асимметрии таза и нарушению развития внутренних органов. Быстрая утомляемость, жалобы на головные и мышечные боли – тоже следствие сколиоза, на который вовремя не обратили внимания.
Бескровное (консервативное) эффективное лечение сколиозов в европейской практике в настоящее время представляет собой специализированную антисколиозную гимнастику по Шрот и корсетотерапию по принципу Эббота-Шено. Сколиотическое нарастание осанки (до 15°) без ротации должно лечиться специализированной гимнастикой. С 15—20° с ротацией используется гимнастика и корсеты (по крайней мере, на ночь).

✔ Дополнительная информация:
- Привычки. В разговоре зачастую перескакивает со звуковой речи на жестовую, не замечая этого. Задумавшись, застывает и смотрит в одну точку, сквозь предметы и людей, но реагирует на прикосновения и громкие звуки над ухом. Обычно это состояние длится недолго. Разговаривая с человеком, часто смотрит не в лицо, а немного вбок. Любит ночь больше дня, в ночные часы часто бродит по Дому, засыпая наутро в самых неожиданных местах.
- Синестет. Видит услышанную музыку, слова и звуки в виде цветовых пятен, полос и волн. По цвету может определить владельца голоса, если до этого хоть раз говорила с ним один на один и запомнила его цвет.

"В детстве я думала, что другие видят то же, что и я, просто не говорят об этом..."

В детстве я думала, что другие видят то же, что и я, просто не говорят об этом. Я, например, никому не говорила. Что вижу цвет звуков и букв. Что каждое произнесенное слово окрашивается по-разному. Что дедушкины сказки – это целая радуга, которая струится по стенам, кружится под потолком...
Не знаю, когда это началось, наверное, с самого моего рождения. Сначала цвет обрели звуки, потом – слова, потом – целые фразы. Это было невероятно красиво, я часами могла слушать, как говорят другие, как играет музыка. Слушать – и смотреть и купаться в этом море оттенков. А потом я заметила, что у каждого голоса есть свой цвет. Стоило бабушке заговорить со мной, и я видела ее цвет – спокойный и глубокий синий – он клубился вокруг нее, в то время, как остальные звуки возникали на его фоне, а потом расползались по комнате. Постепенно я научилась различать цвета каждого человека, запоминать их.
Только в школе я поняла, что отличаюсь от других детей. Когда во 2 классе учительница спросила, умеет ли кто-нибудь чувствовать цвет букв. Я сразу подняла руку и только потом решила оглядеться: кто-то недоуменно задумался, кто-то пожимал плечами, но все как один недоуменно смотрели на меня. Воздух был холоден и бесцветен – они просто молчали и смотрели, смотрели, смотрели… Я медленно опустила руку на парту. Синестезия – это не болезнь. Так врач говорил моим родителям. Так написано во всех справочниках, которые я прочла. Это неопасно, это как проводок у меня в мозгу, как родимое пятно – интересная особенность организма, не больше. Просто несколько чувств активизируются одновременно. Я вижу цвета звуков, а кто-то способен почувствовать их вкус или запах, увидеть картинку, а не просто цветовое пятно, узнать на ощупь. Это нормально.
Со временем моя синестезия все больше развивалась. Я стала видеть произнесенные слова не только как линии цвета, но и как висящие в пространстве пятна, полосы, волны. Они возникали рядом с человеком, притягивая внимание, мешая смотреть в лицо собеседнику. Цветовые пятна были красивыми, лица – самыми обыкновенными. Зачастую цветовые брызги змеились, стекали по стенам, забивались под плинтус или ныряли в одежду. Следуя за ними взглядом, я часто забывала о том, кто говорил. Меня стали считать мечтательной, невнимательной, отвлекающейся. «Эй, ты меня слушаешь?» - этот вопрос звучал все чаще и чаще. Врачи сказали, что это не болезнь, просто очень развитое воображение. И синестезия.
Чаще всего моя маленькая особенность служила источником радости, лишь изредка принося неприятности. Стало сложно находиться в толпе разговаривающих людей – цвета их слов смешивались, создавая неопрятный грязный ком. Когда я закрывала глаза и затыкала уши, становилось легче, цвета постепенно исчезали. Пришлось обзавестись темными очками, они помогали игнорировать часть видимого спектра, оставшиеся оттенки почти не мешали. Слишком много слов, слишком много звуков – все это могло вызвать «сенсорную перегрузку». В такие моменты мне хотелось остаться одной, сбежать от мира, чтобы не видеть, не слышать, не чувствовать и не знать. Хорошо, что подобные всплески случались реже, чем могли бы. Плохо, что чаще, чем хотелось.

- Воспринимает мир прикосновениями, хотя и зрячая, прикасаясь к человеку, она выделяет его среди других, приближает к себе. Тактильные ощущения крайне важны. Спинка кровати, стены Дома, волосы соседки – все это маяки, привязывающие к реальности.
- Суеверна. Уважает традиции. Обладает мифологическим мышлением, с детства верит в духов, домовых, леших и прочих, поэтому сразу поверила, что Дом живой. Часто разговаривает с ним, словами или жестами – не важно, оставляет в потайных углах подношения из трав, листьев, веточек, кусочков печенья и рассказов. Придерживается свода негласных правил и традиций, придуманных ей для собственного пользования. Верит в судьбу и знаки. Например, считает, что в каждый определенный отрезок времени с человеком должно происходить и хорошее и плохое, и если не хочешь большой беды, следует найти себе маленькие неприятности. Тогда беда увидит, что ее место занято, и уйдет до следующего раза.
- Любит читать, знает множество мифов и сказок, к книгам относится очень бережно. Владеет жестовой речью (языком жестов) и жестовым артикулированием (маноральной речью), немного умеет читать по губам. Умеет шить, зачастую шьет себе вещи. Увлекается плетением – из ниток, оставшихся после шитья полосок ткани и даже из газет; плетет макраме. Делает ловцы снов из подручных материалов. Определяет изменение погоды по боли в ноге, довольно точно предсказывает дождь.
- Играет на керамической окарине. Умеет играть на фортепиано, но за все время пребывания в Доме ни разу не притронулась к клавишам. А еще у нее есть бубен, который девушка временами использует в качестве фоновой музыки для сказок и историй. Любит травы, пряности и специи. Собирает травы во дворе, сушит, а некоторые и выращивает сама. Любит чай, особенно с добавлением трав и кусочками фруктов.
- Любит животных и детей. 

✔ Пробный пост:

Тема пробного поста: обстоятельства, при которых кличка была изменена

Лягушка сделала два шага назад и придирчиво осмотрела полученный результат. Куча листвы у забора выглядела вполне невинно. Ни за что не угадаешь, что под ней, закиданные слоем мокрой земли, лежат пакеты, прощальный дар наружности. Значит, работа была не напрасной.
Девушка повернулась спиной к подкопу у ограды, служившему домовцам входной дверью,  и зашагала к Дому. Нет, не так – домой. Грязные озябшие ноги гудели от усталости, голые руки, покрытые синяками и комариными укусами, ныли, но на душе было легко. На здание Дома опустились сумерки, скрыв от любопытных глаз желтые стены, и только льющийся из окон свет давал понять: тебе здесь ждут, тебе здесь рады.
«Словно свет маяка», - подумалось вдруг Лягушке, в груди защемило. – «Путеводный, зовущий, ласковый. И такой настоящий…»
Оказавшись у входной двери, девушка на мгновение замерла, а затем перешагнула порог. Первую часть пути она преодолела незамеченной. Дом позволил Лягушке приветствовать его без свидетелей, прижаться к стене, провести рукой по подоконнику, и лишь потом позвал воспитательницу. Та горестно всплеснула руками и уставилась на девушку.
Лягушка представила, как она выглядит со стороны, и разулыбалась. Пригладила растрепанные волосы, поправила висящие на шее кроссовки и уселась прямо на пол.
- Добрый вечер, - вежливо поздоровалась девушка, привычно глядя мимо лица растерянной женщины. – Я успела на ужин?
- Ты…Я…Сиди здесь, - Овца, а это была она, попыталась поймать взгляд блудной дочери Дома, ожидаемо потерпела неудачу и, зачем-то погрозив пальцем, куда-то убежала. Наверняка звать Пауков.
Лягушка и не думала никуда уходить. Она привалилась к стене, вытянула ноги и жестами принялась рассказывать Дому, где так долго пропадала.
- Кто это здесь…Лягушка?! – знакомый голос прервал уединение, удивленно разнесся по коридору. – Девчонки, Лягушка вернулась!
Следующие несколько минут Лягушку тормошили, трогали и расспрашивали. Как ты? Зачем тебя понесло в наружность? Неужели вернулась с пустыми руками? Девушка кивала, искоса разглядывала выражения лиц и отвечала, отвечала, отвечала. Что с ней все в порядке, и даже лучше. Что в наружность она потащилась, чтобы окончательно с ней проститься. Что о «пустых руках» спрашивать неприлично, особенно когда Пауки на подходе. И что за время отсутствия она успела придумать несколько историй, которые готова рассказать.
На лестнице появилась знакомая фигура медсестры, совсем еще молодой и от этого очень строгой. Обитательницы женского крыла отпрянули, рассредоточились по стенам, заняли подоконники. Лягушка поднялась с пола и принялась отряхивать юбку.
- Вернулась, лягушка-путешественница? – спросила сестра, хватая ее за руку. – Идешь со мной.
Лягушка махнула свободной рукой оставшимся девушкам и поплелась следом. За спиной зашептались.
- Лягушка, - доносилось откуда-то сзади. – Путешественница…
- Новая кличка? – вопрошал тонкий голос. – Или просто слово?
- Путешественница, - задумчиво шелестели в коридоре. – Неужели?!
- Путница, - незнакомый голос поставил точку в обсуждении. – Путница, не путешественница.
Медсестра с Лягушкой на буксире завернули за угол и стали подниматься по лестнице. Сюда не доносились голоса из коридора, здесь был слышен только стук каблуков сестры да шлепанье босых ног Почти-Уже-Не-Лягушки.
«Интересно», -  думала девушка, шагая со ступеньки на ступеньку. – «Где-то там у меня появляется новая кличка. И новая крестная. Как меня будут звать теперь?»
- Шевелись, - буркнула медсестра, заметив, что ее подопечная непозволительно отстала. И Лягушка прибавила шаг.


II. НАРУЖНОСТЬ:


Связь с Вами:
ICQ – 686001768

✔ Частота посещения:
Каждый день или через день, во время особой загруженности – несколько раз в неделю.

✔ Опыт игры:
Около 6 лет с перерывами

Отредактировано Путница (Суббота, 8 июня, 2013г. 23:08:09)

+3

2

Рады сообщить, что Дом признаёт Вас своим и Принимает.
Для того, чтобы стать полноценным жителем, Вам обязательно следует отметиться в списке, оформить в бухгалтерии личные документы, познакомиться с состайниками, выяснив с ними отношения, заказать, в случае необходимости, фото на документы, а так же обязательно узнать о ближайших мероприятиях, которые подготовил для Вас Дом.
И помните: если Вы приняли решение войти в Дом, не оставляйте его, идите до конца. Обещаете? Пообещайте, и никогда не забывайте об этом обещании, ведь...
...сказать «да» просто, намного проще, чем всё время об этом помнить.

+1


Вы здесь » Дом, в котором... » Ушедшие до Выпуска » Магдалена Отс. Самый громкий крик – тишина (с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC